Вахтанг Шарадзе — беседы о кулаке

Вахтанг Шарадзе

После повторной публикации материала о показательных выступлениях трех великих мастеров каратэ современности Икэда Хосю, Канадзава Хирокадзу и Хигаонна Морио у меня возникла мысль сделать интервью с Вахтангом Шарадзе через 12 лет после публикации «Бесед о Кулаке», по аналогии, как это было сделано тогда, в 2007 году.

Тогда сразу следом за этой статьей шел текст моего интервью с Мастером по итогам Будо Лайв, так сказать, по свежим следам. Мы прочли этот текст еще раз и пришли к выводу, что имеет смысл публиковать его без изменений, поскольку за прошедшие двенадцать лет темы, затронутые во время той нашей беседы, не только не потеряли актуальности, но и во многом приобрели еще большую остроту. Онко Тисин – мы снова постигаем настоящее через призму прошлого. Познавательного и интересного чтения!

Сергей Вячеславович Саркисянц
Переводчик-востоковед
Практик каратэ и кобудо

Каратэ и До: дороги, которые мы выбираем

Сегодня у нас в гостях талантливый мастер каратэ и кобудо, обладатель степени 6-й Дан, прекрасный наставник и интересный собеседник — Вахтанг Юзович Шарадзе.

Вахтанг Юзович любезно предоставил нам материал о состоявшихся недавно в Японии показательных выступлениях гранд-мастеров каратэ — Канадзава Хирокадзу, Икеда Хосю и Хигаонна Морио, на которых ему посчастливилось побывать. Он дал эксклюзивное интервью, в ходе которого прокомментировал эти выступления, поделился своими впечатлениями об увиденном, а также мыслями о том, что же все-таки такое каратэ.

Вахтанг Юзович, вам посчастливилось собственными глазами увидеть историю, ведь каждый мастер, принимавший участие в этих показательных выступлениях, в отдельности — это уже живая история каратэ. А когда три мастера такого уровня собираются вместе – должно быть, это было что-то исключительное?

Для меня, человека, который во времена Советского Союза даже и не помышлял когда-нибудь оказаться в Японии, а уж тем более попасть на мероприятие с участием именитых мастеров Будо, это без преувеличения, знаменательное событие. Я уверен, что еще очень долго Будо Лайв будет занимать умы людей мира боевых искусств, и о нём будут рассказывать детям и внукам и через много-много лет.

На Будо Лайв собралось в общей сложности около трехсот человек. Приехали очень интересные люди, практически все известные мастера Японии. Прямо передо мной сидел глава Кёкусин Кайкан Мацуи Сёкэй, я там видел Оцука Хиронори-младшего, сына и преемника основателя стиля Вадо-рю Оцука Хиронори и многих других именитых мастеров.

В ходе показательных выступлений мастера Канадзава Хирокадзу, Икеда Хосю и Хигаонна Морио рассказывали об особенностях своих школ, а в это время их ученики наглядно демонстрировали то, о чем говорят учителя. В конце выступления каждый мастер лично демонстрировал технику своего направления. После выступлений был небольшой банкет, где люди говорили мастерам слова благодарности за то, что им удалось показать саму суть каратэ, продемонстрировать его дух. Это вовсе не было похоже на шоу, и чувствовалось, да в Японии это всегда чувствуется, что к Будо японцы относятся очень бережно и очень серьезно. То, что порой показывают у нас, действительно похоже на шоу. У нас в показательных выступлениях часто участвуют и дети и взрослые, и акцент делается скорее на внешнюю сторону боевых искусств.

Получается, что задачи этого мероприятия были совершенно другие?

Задачи абсолютно другие и эта разница очень ощутима. Выступление каждого из этих мастеров можно сравнить с выступлением профессора именитого университета, который, стоя за кафедрой перед серьезной аудиторией, рассказывает о своем предмете. Вот какое у меня было ощущение. Поэтому нетрудно представить себе на каком уровне было проведено мероприятие.

Если сравнивать эти показательные выступления с тем, что происходит у нас в России, то уже многие стали отмечать, что события, которые преподносят российскому зрителю, зачастую не искушенному в тонкостях Будо, в основном имеют спортивную окраску, сдобренную изрядной порцией восточной экзотики. В Японии это не так?

Здесь акцент был сделан на то, что происходящее на сцене в первую очередь Будо-каратэ. Совершенно очевиден тот факт, что японцы хотят распространять свое боевое искусство по миру, а это возможно только через спорт и связано, прежде всего, с европейской ментальностью. Со сборами, соревнованиями, медалями, шумной рекламной кампанией, спонсорами, контрактами и всем тем, без чего невозможно себе представить европейский спорт. Европейская ментальность толкает людей к занятиям спортом, и это вполне естественно, ведь спортивные традиции имеют на Западе долгую и славную историю. Однако если говорить о мире боевых искусств Востока, в частности о каратэ, то сейчас наметилась очень четкая тенденция — разделение людей на интересующихся Будо-каратэ и на тех, кому ближе каратэ спортивное. Каждый занят своим делом и между ними все меньше и меньше точек соприкосновения.

Вахтанг Юзович Шарадзе и автор интервью Сергей Саркисянц

Выходит, и те и другие называют словом каратэ совершенно разные вещи? Действительно, проблема спортивного и традиционного каратэ – пожалуй, одна из самых актуальных. Она и по сей день продолжает вызывать жаркие споры среди поклонников этого вида единоборств. Как японские мастера относятся к этой проблеме, ведь и традиционный аспект, и соревнования как следствие интернационализации каратэ – это то, без чего каратэ сейчас сложно представить?

Дело в том, что каждый из этих трех мастеров — действительно гений в своем направлении, школе, стиле. Большинство японских мастеров идут проторенной дорогой, не меняя ничего, не внося никаких изменения, а значит – не двигаются вперед, стоят на месте. Это обратная сторона медали под названием «традиция». Но время требует пересмотра многих вещей. Сохраняя стержень древнего Будо, необходимо вносить некоторые коррективы, придать ему дух современности.

Почему, спросите вы?

Да потому что жизнь стремительно меняется, потому что человек сто лет назад и человек современный это совершенно разные люди. Ритм жизни изменился, поменялась модель питания, экологическая обстановка; физическая сила, ростовые показатели также изменились. Японцы — а мы говорим о японских боевых искусствах, и как следствие, о японцах — стали гораздо выше ростом, плотнее и физически сильнее. За сто лет физические показатели японцев сделали колоссальный скачок вперед, и поэтому рассматривать сейчас Будо с позиции, например, человека эпохи Мэйдзи уже, пожалуй, не стоит.

И гениальность эти трех мастеров заключается в том, что они это чувствуют и не боятся что-то менять в соответствии с духом времени. И, тем не менее, они бережно охраняют основы, принципы древнего боевого искусства, которое было создано (не стоит об этом забывать!) не для спортивных турниров, а как система, технический арсенал которой можно применять для эффективной самозащиты в реальных боевых условиях. Одна из задач, которую ставят перед собой эти мастера, и заключается как раз в том, чтобы дать людям возможность заниматься, если так можно выразиться, «современным традиционным каратэ», то есть таким каратэ, которое идет в ногу со временем, но суть его остается прежней.

Если говорить о спортивной составляющей каратэ, то многие японцы уверены в том, что спортивные турниры — это не более чем осознанная необходимость. И еще один момент, касающийся того, как японцы относятся к спортивному каратэ. Да, они могут участвовать, побеждать и проигрывать в турнирах. Может возникнуть впечатление, что они очень много уделяют времени спортивным поединкам. На самом деле это не так. Большую часть времени на тренировках они посвящают изучению кихон и ката. Пока человек молод и только начинает расти в каратэ, ему нужна подвижность, ему нужен глазомер, нужно отрабатывать базовую технику, а тренировать это можно только в поединке, в кумитэ.

Кумитэ — это неотъемлемая часть тренировки, но не самое главное в тренировке, и только после того как вы отработаете кихон, ката и якусоку-кумитэ, можно заниматься дзию-кумитэ, свободным спаррингом.

Традиционное каратэ — идет в ногу со временем, но суть его остается прежней.

Но в спортивном поединке есть один недостаток — он регламентирован. Где есть правила — есть регламент, и самое важное то, что из этого регламента рождается техника спортивного поединка. Спортсмен всегда подстраивается под правила и под судей, а не судьи и правила под спортсмена. Чем, допустим, хорош поединок «иппон-сёбу», то есть поединок на два очка? Тем, что ты должен мгновенно реализовать свои возможности. В «иппон-сёбу» ты можешь их реализовать либо чистой победой «иппон», либо двумя «вадзари» — это очень быстро и эффективно.

Иными словами, максимально приближено к принципу «итигэки хиссацу»?

Конечно. Человек старается не затягивать бой, стремится максимально быстро реализовать свои возможности. Отсюда рождается более высокая скорость, более мощный удар, быстрота реакции. В поединке на 8 очков ты можешь первую минуту попрыгать, привыкнуть к противнику, включиться… Это вообще противоречит самой сути каратэ. В экстремальной ситуации, когда ты либо выживешь, либо погибнешь, реагировать надо мгновенно. Времени думать о том, как тебе строить поединок, просто нет.

Рассматривая спортивный поединок с точки зрения концепции Син-Гё-Со, которую со-сихан Икеда применил в своем стиле Дзёсинмон, получается, что пройдя первый, базовый уровень Син, и овладев техникой на уровне рефлекторного двигательного навыка, то есть, на уровне Гё,спортсмены на этом останавливаются, потому что вынуждены двигаться в четко обозначенном коридоре правил и судейства, где нет места импровизации и творчеству, которые так важны для уровня Со?

Я думаю, что многие из них даже до уровня Гё не доходят, потому что арсенал техники в спортивном поединке настолько ограничен и заточен на результат в заранее заданных конкретных условиях, и его явно недостаточно для формирования прочной базы, необходимой для перехода на более высокий уровень. И здесь становится актуальной идея «каратэ длиною в жизнь», о которой в своем интервью упомянул со-сихан Икэда. Если мы вернемся к беседе мастеров, то сможем прочитать слова Канадзава Хирокадзу, который говорит, что в тридцать лет человек использует мускульную силу, а когда приближается к сорока, пятидесятилетнему возрасту, то в организме включаются уже совершенно другие механизмы. Я читал, что один американец всю жизнь рубил лес, а в пятьдесят пять лет вдруг увлекся силовым троеборьем и достиг потрясающих результатов в поднятии штанги. Но людей, которые могут так в пятьдесят лет использовать физическую силу, единицы. Человек, который тренируется долгое время, не может полностью исключить риск получения травм, а микротравм в процессе тренировки возникает великое множество. Они накапливаются, на месте заживших микротравм образуются рубцы, ткани теряют свою эластичность, и конце концов человек, уже имея запас технического мастерства, постепенно естественно начинает переходить на использование внутренней энергии, для которой рубцы или возрастные изменения – не помеха.

Вахтанг Юзович Шарадзе

Получается, что у японцев нет такого разделения, которое встречается в наших клубах: если ты хочешь заниматься спортивным каратэ тебе одна методика, а если традиционным – другая.

Недавно я с удивлением узнал, что у нас есть даже такие клубы каратэ, которые вообще не обучают ни технике кихон, ни технике ката. Тренеры, я намеренно использую это слово – именно тренеры, а не сэнсэи, не наставники, сразу ставят учеников в боевую стойку и начинают натаскивать на спарринг. Это вообще абсурд. Такие клубы могут называться как угодно, только не клубами каратэ. И отношение к ученику, и методика преподавания в клубах, где изучают Будо, и в залах спортивного каратэ сильно различаются.

Тем не менее, я считаю, что не стоит раздувать из понятий «Будо» и «спортивное каратэ» проблему. Каждый человек должен сам определить для себя, что ему ближе. Задача же наставников заключается в том, чтобы объяснить разницу между этими понятиями, а затем человек должен сам сделать осознанный выбор. Поэтому мастера выходят и показывают, в чем заключается различие, выполняют свою миссию, давая возможность людям самим разобраться, где спорт, а где Будо. Однако отмечу тот факт, что атмосфера, присущая спорту, соревновательной деятельности и всему, что с этим связано — не самая благоприятная для человека, стремящегося познать истинную суть Будо.

Должен заметить, что, произнося слово «Будо», мы все-таки говорим о боевых искусствах Востока. Сейчас очень много путаницы из-за того, что люди, гипотетически рассуждая о боевых искусствах, часто употребляют слово «Будо» как обобщающий термин, не уточняя о каком боевом искусстве какого региона идет речь. Я бы рекомендовал все-таки это обозначать и не использовать слово «Будо» для поспешных обобщающих умозаключений.

В беседе со своими коллегами со-сихан Икеда упомянул о том, что есть некоторые люди, которые говорят, что у Японии больше нечему учиться. И здесь есть один момент, который касается таких вот людей. Это люди – недоучки, не умеющие смотреть вглубь явления. Нахватавшись азов, не пройдя суровых и длительных тренировок, они делаю поспешные, необдуманные выводы, потому что проще всего критиковать не себя, а то, что недоступно пониманию. Многие именитые мастера пришли на показательные выступления не только ради того, чтобы выразить уважение мастерам и тому делу, которому они отдали всю свою жизнь, но и для того, чтобы почерпнуть что-то для себя, чему-нибудь полезному поучиться. Если есть чему поучиться им, то уж без сомнения на наш век науки хватит с лихвой.

Какие, на Ваш взгляд, существуют принципиальные различия между японскими и российскими мастерами боевых искусств?

В Японии практически все мастера Будо знакомы между собой и очень уважительно друг к другу относятся. Среди настоящих мастеров нет никакого соперничества. Соперничество – это элемент взросления.

У нас в России история развития каратэ насчитывает немногим больше двадцати лет, поэтому нас еще долго будет лихорадить детская болезнь помериться силами и выяснить, наконец, чья школа или стиль лучше.

Когда я только начинал свой путь в каратэ, то уже тогда понимал, что нет плохих школ, но есть плохие наставники. В действительности, можно достичь хороших результатов, тренируясь в любой школе каратэ. Главное — чтобы повезло с наставником, который с самого начала будет правильно тебя обучать и вести по пути Будо. Как это было у нас на заре советского каратэ: мы истину искали сами — через чтение книг, методом проб и ошибок, поэтому и времени у нас уходило на порядок больше, чем ушло бы, будь у нас тогда хорошие наставники.

Ценность хорошего наставника в том, что он сразу тебе задаст правильное направление — к чему надо идти, как надо идти, что надо делать — и ты просто пойдешь. Найти такого человека не так просто, но в Будо чаще всего идут люди по определению, люди аналитического склада ума, глубокие и ищущие, и я уверен, что на своем Пути они обязательно встретят Учителя.

Что бы вы пожелали людям, которые интересуются боевыми искусствами?

Читателям журнала «Додзё» и вообще всем, кто идет трудным, но интересным путем Будо, я бы хотел от всей души пожелать не сдаваться перед лицом трудностей, продолжать поиск и идти вперед. Спортсменам-единоборцам я хочу пожелать, чтобы они задумались над тем, что они делают, куда они идут и что они планируют делать в будущем, когда придет время уступить спортивный пьедестал молодым и амбициозным.

Былые заслуги особого счастья в жизни не принесут, если люди перестанут тренироваться и перестанут думать о том, зачем они это делают, какую они преследуют цель. Многие ученики, получив черный пояс, первый дан, прекращают тренироваться. Оказывается, что цель у них была получить пояс, повесить диплом на стену, а пояс на гвоздик и всю жизнь всем говорить: «… вот я тоже занимался и у меня тоже черный пояс есть». И это пока ему кто-то на улице не напомнит, что он уже давно не тот, время безвозвратно упущено, навыки потеряны. Поэтому о таких вещах тоже надо задумываться.

Что в ходе показательных выступлений Будо Лайв произвело на вас самое сильное впечатление?

Это очень значимое событие для мира Будо, и мне бы хотелось, чтобы люди, интересующиеся боевыми искусствами Востока, обратили на это свое внимание. Мастера Канадзава, Икеда и Хигаонна говорят о таких вещах, о которые у нас очень редко становятся темой для разговоров, хотя это вещи очень мудрые и актуальные. То, о чем говорили мастера, очень важно для плодотворного творческого поиска, потому что в Будо человек в поиске всю жизнь, он никогда не останавливается на достигнутом, и, задавая себе вопрос «правильно ли я живу», не задумываясь, дает на него положительный ответ.

Хочется отдельно упомянуть о том, что на этой демонстрации со-сихан Икеда выступал после недавно перенесенной серьезной операции на легких. Я был поражен, какую все-таки надо иметь силу воли и стойкий характер, чтобы выйти на сцену после такой сложной операции, когда у тебя работает только одно легкое, и показывать такие фантастические вещи, выкладываясь и на физическом и на психологическом уровне.

Для меня это было, пожалуй, одно из самых сильных впечатлений. Со-сихан на личном примере показал, какой силой воли и каким характером должен обладать мастер Будо. Это было удивительно и я счастлив, что жизнь меня свела с таким удивительным человеком. Я думаю, что уважение к мастеру Будо складывается из таких вот моментов проявления внутренней силы. Потому что настоящий мастер Будо всегда идет к своей цели несмотря на жизненные перипетии и преграды, и это, наверное, самое главное что привлекает меня в Будо. А пока есть такие люди, как Канадзава Хирокадзу, Икеда Хосю, Хигаонна Морио, и мы видим, что они идут правильной дорогой, оставляя последователям правильные ориентиры, значит и мы, идущие за ними, тоже идем правильной дорогой.