Конно Сатоси — Каратэ, Окинава и я (часть 2)

0
26

Радость погони за загадками

< Читать первую часть статьи

Как уже упоминалось ранее, каратэ в центральную Японию привез сэнсэй Фунакоси Гитин, а также сэнсэй Мотобу Тёки по прозвищу «Мотобу Сару» — мой роман о нем в настоящее время публикуется частями в газете Рюкю Симпо. Известно, что сэнсэй Мотобу был очень сильным человеком.

Сэнсэй Мотобу прибыл в Осаку и стал развивать там каратэ через два года после того, как Фунакоси уехал в центральную Японию. Заслуга сэнсэя Фунакоси поистине огромна, ведь ему удалось распространить по Японии, а следом и по всему миру, то самое каратэ, которое, по сути, являлось «локальным» боевым искусством, существовавшим до этого только на Окинаве.

Как я уже говорил, сэнсэй Фунакоси в последние годы жизни о многом сильно сожалел. В основном о том, что изначальное каратэ благодаря стараниям студенчества постепенно стало изменяться. Также я слышал, что сэнсэй Фунакоси до последнего сопротивлялся введению практики поединков. Он часто говорил подобные вещи:

«Если начнутся поединки, то это каратэ перестанет быть каратэ».

Известен факт, что именно Фунакоси-сэнсэй изменил иероглифы в слове «каратэ» на «пустота, небо» и «рука». Об этом было написано в юбилейном журнале, выпущенном в 1928 году (4-й год эпохи Сёва) по случаю 5-летней годовщины секции каратэ Университета Кэйо1. Сэнсэй Фунакоси написал для журнала несколько глав, в которых объяснил, что дает название каратэ, заимствуя иероглиф «пустота, небо» из фразы «Сики Соку Дзэ Ку»2 буддийкой сутры «Хання Сингё»3.  Говорят также, что Фунакоси-сэнсэй первым ввел прочтение слова «каратэ» как «Сора-но Тэ» — «небесная рука» и «Ку-но Тэ» — «пустая рука».

Однако, как я уже упоминал ранее, к тому времени, когда каратэ стало обязательным предметом для учащихся в школе Иттю и Педагогическом колледже в 1905 году (38-й год эпохи Мэйдзи) – такие иероглифы в слове «каратэ» уже использовались. Как бы то ни было, «каратэ» как «небесная рука»  — часть культуры, отправной точкой которой является Окинава.

Мы говорили о каратэ как о глубоком, многогранном явлении, и о том, что в каратэ, которое мы практикуем, есть базовое ката. Это довольно таки простая форма, которая называется Найханти. И хотя это ката совсем не сложное (движения в нем выполняются строго в стороны по одной линии), у меня порой возникает чувство, что в нем содержится практически вся техника древних ката.

Если говорить об этом более конкретно, то, к примеру, поменяв характерное для Найханти движение в сторону на фронтальное, получим движение, идентичное второй половине ката Сэйсан. Думаю, для лучшего понимания я вам это наглядно продемонстрирую.

Демонстрация. Аплодисменты.

По правде, я немного стесняюсь… Такова техника Найханти. Теперь – вторая половина ката Сэйсан, которую мы практикуем у нас в школе.

Демонстрация. Аплодисменты.

Вот такое получается движение, которое очень похоже на движения из ката Найханти, сделанные фронтально. Существуют сведения, что изначально в ката Сэйсан была только первая половина, а вторую кто-то со временем добавил. По всей видимости, вторая часть ката, которую мы практикуем у себя в школе, была создана и добавлена к первой части Кьян-сэнсэем.

Далее, если движения в приемах, содержащихся в Найханти, уменьшить, сделать короче, то они станут абсолютно идентичными с бункай4 для ката Бассай. Изменим направление движения с «четко в сторону» на «под углом» — получим технику из ката Вансю. Таким вот образом приходит понимание тесной взаимосвязи одних приемов с другими. Я убежден, что ката Найханти, хотя и изучается новичками в самом начале, — это тот комплекс, к которому изучающий каратэ может неоднократно возвращаться на протяжении всей своей жизни.

Вот и выходит, что чем больше я изучаю каратэ, тем четче осознаю, насколько это глубокое и многогранное явление, которое словно засасывает в водоворот сокрытых в нем тайн и загадок.

Но радость от посещений и прогулок по этому миру загадок, к сожалению, так и останется недоступной для тех, кто сам не практикует каратэ.

На фото: Конно Сатоси (слева), в середине Осии Мамору, автор культового аниме «Призрак в Доспехах» / Ghost in the Shell и автор статьи Сергей Саркисянц (справа).

Любовь к Корю Каратэ5

В практике каратэ, как уже говорилось ранее, я пришел к четкому разделению. Какая это школа, какое направление, Кёкусинкай ли это или новое течение – количество людей, вовлеченных в тренировки, поистине велико. Все спортсмены как один тренируются не жалея собственных сил, и я ни в коем случае никого не критикую. И не даю оценок. «Раз уж так хочется колотить друг друга – лучше делать это, чем не делать. Но это вовсе не каратэ. Не правда ли, есть в таких вещах что-то забавное» — после того, как я поймал себя на мысли об этом, я стал четко все разделять. В тайне я стал подумывать о том, что каратэ, «заточенное» на соревнования – по существу не есть изначальное каратэ. Говорю, что в тайне, а сам только что проболтался…

С настоящими вещами – что бы это ни было – всегда так. Все настоящее обязательно окружено ореолом культуры. Этот ореол поистине удивителен, и я считаю, что его обязательно нужно передавать из поколения в поколение.

На Олимпиаде были поединки по дзюдо. По мере того, как менялись правила, все пытались втиснуться, «пролезть в щель» между этих правил, и поединки постепенно стали совершенно неинтересными.

Если бы, чего доброго, каратэ стало олимпийским видом, то думаю, его постигла бы та же участь.

В настоящее время в Европе организация WKF поддерживает тесные связи с японской организацией Дзэнкурэн6, и те поединки, которые они проводят, говоря начистоту — это уже не каратэ. В ката показывают какой-то акробатический бункай-кумитэ. В кумите образовалась слишком сложная система баллов, побеждают не благодаря изначальной силе или технике каратэ, а кто быстрее выбросит руку или достанет противника ногой, и все это постепенно превращается в какие-то мелочные состязания. Происходит это из-за того, что правила созданы в Европе – и с этим ничего не поделаешь. И когда доходит до чемпионатов мирового масштаба, сопротивляться этому невозможно.

Думаю, что для молодых это хорошо. Ведь они могут поставить перед собой цель, тренироваться с полной отдачей, побеждать на соревнованиях, закалять свой дух и тело.

Но возникает вопрос, а нужно ли заниматься каратэ тем, кто перешагнул в своем возрасте 50-летний барьер? Да, но для нашего поколения  особенно необходимо правильное, «точное» каратэ.

Оберегать и передавать

Возможно, я не беспристрастен в своей любви к традиционному каратэ Окинавы. Я определенно чувствую любовь к окинавскому каратэ. Более того, упорно стремлюсь к нему.

Мне также хорошо известно, как сейчас обстоят дела на Окинаве. Нужно участвовать в соревнованиях, проводимых Дзэнкурэн, поэтому то, что в Окинава-кэн Рэн7 спортсменов тренируют соревновательным видам ката, неизбежно. Хочу, чтобы это продолжалось и впредь. Хочу, чтобы спортсмены демонстрировали нам свою силу.

С другой стороны, я очень хочу, чтобы мы не потеряли изначальное каратэ. Это — сокровище Окинавы. Это есть только на Окинаве. Это было рождено на Окинаве. Во всю силу своего голоса хочу попросить вас об этом. Не сдавая позиций, делая все от меня зависящее, я тоже буду прилагать к этому все свои усилия. Поэтому мне так хочется, чтобы вы сохранили и передали нам каратэ удивительного острова Окинава, и так хочется вместе с вами хранить его и передавать. (Аплодисменты)

Ответы на вопросы

Секретариат Форума: Сейчас в вечерних выпусках газеты Рюкю Симпо вы публикуете роман «Воин Сару». Расскажите, что натолкнуло вас на мысль написать этот роман?

Конно: Долгое время мое творчество стояло на трех китах – детективы, «мистэри» и «экшен». Как-то раз я подумал, что раз уж речь в романе пойдет о реальном каратэ, то будет интереснее вместо вымышленного главного героя задействовать реальную личность. Пять лет назад я издал книгу о Гитин Фунакоси. Когда я думал о том, кто же будет на этот раз, в голове всплыл образ легендарного и непобедимого Мотобу Сару. История жизни Мотобу Тёки богата множеством интересных событий, поэтому я подумал, что нужно обязательно написать о нем книгу.  У меня появилась возможность печатать роман по частям, и я засел за работу.

Секретариат Форума: Что примечательного в личности Мотобу Сару?

Конно:  Мотобу Тёки был третьим сыном семьи Мотобу Удун, которая занимала высокое социальное положение, сравнимое с принцами. Семья имела благородное происхождение, но в то время — а это был период Хайхан Тикэн8, хотя и владела обширной усадьбой, была далеко не зажиточной. Все внимание в семье доставалось старшему сыну, а третьего сына и ему подобных попросту считали дармоедами. Старший сын изучал один из видов боевого искусства «Ти» — так называемый «Мотобу Удун Ти», клановое искусство, передававшееся в семье Мотобу из поколения в поколение. Но третьего сына в семье этому искусству не обучали, поэтому он украдкой подглядывал за тем, как отец учит старшего сына, и отчаянно старался все запомнить. Вот насколько этот подросток любил боевые искусства. Тем временем для обучения старшего сына искусству каратэ в дом пригласили сэнсэя Итосу Анко, и я слышал, что Мотобу Тёки начал тогда тренироваться вместе с братом.

На самом деле в то время было принято приходить учиться к сэнсэю, но ведь это была семья Мотобу Удун, поэтому сэнсэй сам приходил к ним. Легко представить, насколько они были знатными и превосходили по статусу учителей. Мотобу Тёки изучал каратэ у сэнсэя Итосу Анко вместе со своим старшим братом Тёю, но не удовлетворился этим. Он перебрался в Томари, где стал брать уроки у мастера Томари-тэ, которого звали Мацумора Косаку. Приобретая все большую уверенность в своих силах, он начал пробовать себя в уличных схватках «какэдамэси», выискивая и вызывая на поединок по виду уверенных в себе людей.  Как гласит легенда, Мотобу не потерпел ни единого поражения в «какэдамэси», одерживая одну победу за другой. Правда, я думаю, что раз или два он все же проиграл.

И вот наш герой приезжает в Осаку, где буквально ворвавшись на боксерские состязания, принимает в них участие и, как ходят слухи, побеждает своего оппонента, словно одним выстрелом, прямым ударом в висок. Этот случай, описанный в популярном в то время журнале «Кинг», который выпускало издательство «Коданся», — еще один эпизод, повлиявший на рост популярности каратэ в центральной Японии.

Гоя Моримаса (глава холдинга Канэхидэ Групп): Окинаву называют колыбелью каратэ, но здесь его настолько подробно не исследуют. Сегодня представилась замечательная возможность, поэтому хотелось бы услышать о ситуации и задачах окинавского каратэ, о его будущих перспективах, в том числе на мировой арене. А также о том, что мы, обычные жители префектуры Окинава, можем сделать для каратэ.

Конно: Очень непростой вопрос, и говоря об этом, я беру на себя слишком многое. О многих вещах здесь говорить очень сложно. То, о чем я скажу, очень конфиденциально. Поэтому перед тем, как  начать разговор, позвольте мне заранее извиниться.

Во-первых, проблема обратного импорта. Попав однажды в центральную Японию, каратэ благодаря организации Дзэнкурэн, «оспортивилось», и теперь им должны заниматься в организациях префектуры Окинава. К сожалению, хотя и рождено каратэ на Окинаве, есть необходимость его обратного импорта.

Но взять все, что есть, и отбросить мы тоже не можем. Молодые спортсмены тренируются, не жалея сил, хотят участвовать в соревнованиях и побеждать. И ничего с этим не поделаешь. Как я уже отмечал ранее, ничего не поделаешь и с тем, что молодежь учат, и молодежь будет учиться «оспортивленному» каратэ. Заниматься этим нужно обязательно.

С другой стороны, я очень хочу, чтобы сохранялось и передавалось каратэ как культура, изначальное каратэ. Кром того, хочу, чтобы вы «покопались в закромах». Скорее всего, в каждой семье, если узнать у родственников, найдется дедушка или дядя, который занимался когда-то каратэ. Значит, есть вероятность того, что этот человек знает что-то совершенно уникальное. Может он и скажет: «Эх, все позабыл уже…»  И если сейчас не заставить их попытаться вспомнить, не записать, собрав по крупицам, то мы потеряем это навсегда. Может оказаться, что этот дедушка учился непосредственно у какого-нибудь великого мастера. Ведь мастера жили не только в Сюри и его окрестностях. Есть вероятность, что среди тех, кто еще жив, хотя об этом даже не подозревают их родственники, есть люди, изучавшие каратэ у выдающихся сэнсэев. Вот о какой скрупулезной работе я хотел бы у вас попросить.

Даже если человек сам не понимает смысла движений, но ката помнит, все равно есть возможность эти ката расшифровать. И если мы это потеряем, то уже навсегда. Я и сам намерен и дальше продолжать работу в этом направлении.

Киндзё Вакана (диктор Телевидения Окинавы): Большое спасибо за сегодняшнее выступление. В младшей, средней и старшей школе я занимался каратэ в организации Сёрин-рю Синбукай в городе Окинава. После окончания школы я уехал учиться в Токио и после окончания университета два года работал в фирме звукозаписи. Узнав  о том, что вы работали в Toshiba EMI, я ощутил некоторую общность, и с радостью пришел на ваше выступление.

Пока я жил в Токио, я хотел продолжать занятия каратэ, пробовал заглянуть в секцию Университета Хосэй, просматривал объявления различных додзё, но подумал, что нехорошо будет изучать каратэ у кого-то, кроме сэнсэя, у которого я учился до сих пор, и в результате оказался на целых шесть лет оторванным от каратэ.

Вы занимались каратэ в университете, заглядывали в додзё и на Окинаве, и мне хотелось бы узнать, существует ли и в чем разница в тренировках и методах борьбы, а также в самих додзё в центральной Японии и на Окинаве.

Конно: В первую очередь, отличается атмосфера. В центральной Японии придают значение формальностям, самим понятиям «додзё», «дух», и атмосфера чрезвычайно напряженная. Если говорить об окинавских додзё, то тренировки там тяжелые, но атмосфера довольно легкая. В этом большое различие.

Ещё большая разница в том, насколько есть привязка к району. В Токио и других крупных городах додзё есть у больших организаций, есть отделения разных школ. На Окинаве додзё были изначально привязаны к определенному району. Когда тренировались дети, родители могли наблюдать за ними неподалеку, и атмосфера была дружелюбная. Думаю, в этом тоже есть отличие.

И еще одно – разница в тренировке. Так называемого «кихон» — базового тренинга, с его отработкой ударов руками, ногами и перемещений, на Окинаве изначально не было. Эта система тренировки родилась в центральной Японии. Приехав к сэнсэю Накадзато Дзёэн, я был удивлен тем, что тренировка началась совершенно неожиданно со слов сэнсэя: «Так, начнем тренировку! Итак, ката!» Более того, когда в додзё мало людей, он обучал практически один на один. Вот такие, на мой взгляд, довольно существенные отличия в методах тренировки.

Изначально основой обучения каратэ был принцип «один на один». Более того, под покровом ночи. И я иногда думаю, как же здорово, что эти традиции по-прежнему живы на Окинаве. Вот такая есть разница между додзё в центральной Японии и на Окинаве.

< Читать первую часть статьи.