Интервью об истории Будо с профессором философии А.В. Араповым

2
852

Единоборства Японии и Китая, это целый мир и яркий бренд. Говоря о каратэ или ушу, мы любим повторять такие слова, как «БУДО», «ПУТЬ ВОИНА», «ЭТИКА ВОИНА», но, зачастую, не знаем истоков этих понятий и того, какую роль они играли в восточных единоборствах на их родине.

Давайте узнаем подробнее о культурных и философских аспектах боевых искусств востока у профессора философии А.В. Арапова.

Немного о собеседнике:

  • Профессор института заочного экономического образования Воронежского государственного университета;
  • Член-корреспондент Российской академии естествознания;
  • Член Российского философского общества, член Новой экономической ассоциации.
  • Эксперт Единой дискуссионной площадки Совета при Президенте РФ по модернизации экономики и инновационному развитию России.
  • Доктор философских наук.
  • Награжден  медалью им. В.И. Вернадского

Приветствую, Александр Владиленович!

Вот мы любим говорить о древней традиции в восточных единоборствах, а насколько она древняя? Не является это некоей реставрацией? Была ли вообще система рукопашного боя в Древнем Китае, в Японии и прочих азиатских странах?

Везде были воины, и везде воинам приходилось вступать в рукопашный бой. Но, при этом, бой голыми руками – это был нетипичный для воина случай. В феодальную эпоху у него был меч (или другое холодное оружие), в индустриальную — огнестрельное оружие. В случае рукопашного боя, в эпоху огнестрельного оружия, в большинстве случаев можно воспользоваться штыком  и прикладом. В ход шли также ножи и саперные лопатки.

Поэтому как в азиатских, так и в европейских  армиях в Средние Века наибольшее внимание уделяли  фехтованию, а потом  — стрельбе. Когда Дзигоро Кано решил изучать будзюцу, многие мастера уже бросили преподавание боевых искусств, т.к. сочли его бесперспективным занятием: военные больше полагаются на винтовки и пулеметы, а штатские, вообще, считают будзюцу делом грубым и жестоким. Он с трудом нашел небольшую школу, в которой было всего пять татами. И вот Дзигоро Кано выдвигает идею, что боевые искусства могут быть путем всестороннего совершенствования личности, в т.ч. нравственного.  В этот же период Фунакоси Гитин разрабатывает шотокан (хотя сам он называл свой стиль просто карате-до). Боевые искусства  в целом стали именоваться Будо в противоположность старому термину будзюцу. В предыдущие эры существовало воинское сословие, сословие самураев,  существовали философия и мораль воина – Бусидо. И  существовали отдельные воинские искусства, профессиональные умения и навыки самурая. Философия относилась скорее к жизненному пути воина в целом, чем к отдельным искусствам. При императоре Мэйдзи сословие воинов ликвидируется, и боевые искусства начинают развиваться отдельно от воинской профессии (хотя и сохраняют, конечно, с ней тесную связь).  Они становятся самостоятельными путями развития личности, каждое —  со своей философией.

Насколько каратэ Фунакоси близко к окинавскому каратэ? И почему Шотокан стал столь популярен в Японии и за рубежом?

Чтобы основательно ответить на первый вопрос надо, очевидно, хорошо изучить как технику Шотокан, так и технику традиционного окинавского карате. Поэтому воздержусь от рассуждений на эту тему. Можно отметить, что Фунакоси под влиянием Кэндо стал уделять больше внимания дистанции и таймингу. Если говорить о втором вопросе, о популярности Шотокана, то надо, в первую очередь, обратиться к личности Фунакоси Гитина.

%d1%84

Фунакоси был харизматичным и деятельным человеком. Он правильно оценил общественно-политическую ситуацию в Японии и действовал сообразно с ней. Он получил признание Дай-Ниппон Бутоку-кай (Общества Воинской Добродетели Великой Японии). Это была созданная по распоряжению императора организация, которая координировала развитие японских боевых искусств. Признание того или иного единоборства со стороны Дай-Ниппон Бутоку-кай означало, что это единоборство соответствует духу и традициям Японии и изучение его — общественно полезное занятие. Чтобы получить такое признание Фунакоси, в частности, заменил название некоторых ката на японские. Полученное им признание открывало многие двери. Он сделал также  очень перспективный ход – стал создавать клубы карате при японских университетах, привлек к занятиям карате такую динамичную группу как  студенчество. В то же время эти клубы были открытыми – в них принимали не только студентов. Другой важной стороной стало то, что Фунакоси при построении программы занятий стал больше ориентироваться на реальный прогресс учеников, чем на формальные сроки прохождения того или иного этапа обучения.

Можно ли воспринимать всерьез попытки многих адептов восточных стилей ощутить себя самураями, ниндзя, «мирными воинами»?

Самурай в средневековой Японии – это профессиональный воин. Для него кодекс самурайской этики — это не ролевая игра, а вопрос жизни и смерти в самом буквальном смысле. Тот, кто хочет ощутить себя самураем должен, очевидно, принять самурайскую этику целиком и подчинить ей всю свою жизнь. Отметим лишь центральный пункт этики самурая  — беспрекословное подчинение и глубочайшее уважение по отношению к сюзерену. Вот как это выглядело в эпоху феодализма. На фото – самурай на коленях перед феодалом или правительственным чиновником.

%d0%b1

Император Мэйдзи упразднил сословие самураев, но он распространил самурайский этический кодекс на всех военнослужащих. Поскольку в Японии вводилась всеобщая воинская повинность, то каждый японец, на время службы становился в определённом смысле  самураем. А уж офицер был в полной мере наследником самурайской традиции. Это получило символическое подтверждение в 30-е гг. когда в японской армии для офицеров и сержантов были введено ношение самурайских мечей. Но к символическим жестам самурайская традиция в японской армии не сводилась. Быть самураем означало готовность в любой момент умереть за Императора. Достаточно вспомнить камикадзе.

Когда стало ясно, что Япония проигрывает войну, и было объявлено, что Император выступит с обращением к нации, то многие ожидали, что он прикажет всем японцам умереть за Императора. Император, как известно, объявил о капитуляции, но сам факт таких ожиданий говорит о многом. Во время этой речи многие плакали, хотя решение Императора означало для них сохранение жизни. На фото – японцы в Корее слушают речь Императора о капитуляции.

%d0%b4

Глубокая связь Императора с японским народом сохранилась и после войны. Можно посмотреть это видео – приезд Императора в восстанавливаемую после атомной бомбардировки Хиросиму.

[embedyt] http://www.youtube.com/watch?v=Vw7_W1ht3Vk[/embedyt]

Быть самураем  — это не постмодернистская игра. Где феодал-даймё, которому западный самурай будет хранить верность до гроба, или  кто тот император, за которого он с радостью готов отдать жизнь? Допустим человек работает менеджером и свои воинские качества реализует в интригах и подсиживании коллег с целью  занять место старшего менеджера… Если он после работы идет заниматься кэндо – это хорошо. Но вряд ли это делает его самураем.

Не ушли ли восточные стили в чистую ритуалистику? Не связано ли возвращение практических аспектов в ушу, в каратэ, в джиу-джитсу с приходом в них европейцев и американцев?

Когда началось распространение восточных боевых искусств на Западе, европейцев и американцев, конечно, в первую очередь, интересовала эффективность техники в реальной ситуации, а не философия и ритуал. Впрочем, движение в сторону практической направленности началось уже в самой Японии. Один из основных организаторов Японской ассоциации карате-до Масатоси Накаяма и создатель стиля Кёкусинкай Масутацу Ояма двигались в этом направлении. Ритуальная и прикладная составляющая  — это два полюса, между которыми происходят движения в ту или другую сторону.

В чем заключалась главная суть боевых искусств после революции в Китае, после реставрации Мэйдзи в Японии?

В конце 19-го – начале 20 века в Японии боевые искусства из —дзюцу становятся –до, из прикладной техники  ведения боя становятся жизненным путем, духовным путем. На основе дзю-дзюцу Дзигоро Кано создает   дзю-до,  на основе айки-дзюцу Морихэй Уэсиба создает айки-до и т.д. Для боевых искусств этого периода характерно сочетание восточной традиции, западного спортивного подхода, и нового национального духа, выходящего за сословные и региональные рамки. В Китае в 50-е годы проходят аналогичные процессы.

С чем связана такая любовь к мистике среди адептов айкидо, дзю-дзюцу или ци гун?

Исторически сложилось так, что китайские и японские боевые искусства больше связаны с мистическими системами, чем боевые искусства других стран. Китайские боевые искусства связаны с буддизмом и даосизмом, японские – с буддизмом и синтоизмом. Но в современных системах эта связь проявляется различным образом.  Дзюдо может обходиться минимумом философии.  Цигун скорее энергетичен, чем мистичен. Вот айкидо – это полностью мистическая система. Морихэй Уэсиба был последователем религии Оомото. Эта религия была основана в конце 19-века Нао Дэгути и  Онисабуро Дэгути. В то время в Японии не запрещалось создавать новые религии, но их надо было подвести под какую-либо рубрику. И новая религия была зарегистрирована как «сектантский синтоизм». Согласно учению Оомото культ изначальных ками – божеств основателей Японии, был вытеснен культом божеств императорской линии. Поэтому надо обратиться к почитанию этих изначальных ками, которые в официальном синто приобрели демонический оттенок. Основатели Оомото полагали, что неяпонцам будет трудно воспринять учение этой религии в полном объеме, поэтому их можно приобщать к ней через айкидо.

Насколько верны утверждения о дзэнской основе боевых искусств? Насколько можно утверждать, что даже японские и китайские мастера разбираются в нюансах дзэн?

Дзен – это целая система философии и практики. Когда самураи хотели постичь дзен, они шли в дзенские монастыри и там практиковали под руководством настоятелей — людей, которые посвятили всю жизнь следованию пути дзен. Фунакоси Гитин изучал Дзен под руководством Фурукавы Гёдо настоятеля храма Енгакудзи в Камакуре. Размышления Фунакоси над дзеновским тезисом «Пустота есть форма, и форма есть пустота» легли в основу его интерпретации термина карате, который он переосмыслил как  «путь пустой руки». Конечно, и сейчас есть мастера, которые столь же серьезно изучают дзен, но я думаю, что таких мастеров немного.

Насколько стремление соблюсти традиции и ритуалы могут негативно повлиять на подготовку адептов восточных стилей?

Традиции и ритуалы могут повлиять позитивно – если они воспринимаются как целостное мировоззрение, принимаются всем сердцем, и становятся для адепта  подлинной основой его жизненного пути. В противном случае  — это уже имитация или даже подделка. Занятие подделкой – это пустая трата времени, которая ведет только к пагубной самонадеянности.

В чем был успех новаторских идей Кано, Фунакоси и Уэсибы? Насколько это связано с политикой? 

После Первой мировой Япония готовилась в ведению новой большой войны. И у власти и у общества был запрос на национальные традиции и воинский дух. Причем традиционное (для Японии) содержание надо было заключить в модернизированные формы. Мир дзен надо было соединить с миром университетов. Потом этот синтез оказался востребованным и за пределами Японии.

- Реклама -

2 КОММЕНТАРИИ

  1. […] Насколько вообще феномен дзен-буддизма понятен западному менталитету, понятен в его изначальной, не упрощенной форме, нам расскажет востоковед, профессор философии А.В. Арапов. […]