Каратэ, тренеры и дети глазами эксперта. Сергей Пятибрат (часть 1)

0
947

Сегодня я в гостях у человека, обладающего уникальным сочетанием знаний и опыта как в профессиональном спорте, так и в личной практике и преподавании традиционного каратэ стиля Годзю-рю.

Сергей Александрович Пятибрат поделится с нами своими мыслями о различных аспектах профессионального спорта, о «темной стороне» силы, о том, возможно ли сочетать традицию и современность в практике каратэ, а также даст несколько ценных советов родителям, которые планируют отвести своего ребенка в спортивную секцию, как не потеряться и сделать правильный выбор.

Мой интерес к теории и методике спортивной тренировки начался с одного случая. У меня перерыв в тренировках дзюдо был, физические кондиции просели, и когда я возобновил занятия, как раз очередные соревнования подоспели.

Помню, ловит меня соперник на прием, и я понимаю, что лечу по широкой амплитуде. Ноги через потолок, в общем, классика дзюдо, прямиком на спину. На чистый иппон. Проигрывать, естественно, не хотелось, ну и я ничего лучше не придумал, как выставить руку. И приземлился прямо на нее. И уже много позже, когда вроде все зажило, болячка эта временами довольно жестко о себе напоминала.

Например, я мог прыгнуть на перекладину и такая боль меня прошивала, что я даже просто висеть уже не мог. Поэтому заниматься дзюдо тогда мне приходилось с перерывами. Потренируюсь какое-то время, потом опять эта беда проявится, и снова пауза.

Моим занятиям легкой атлетикой и лыжами эта травма не мешала и я мог спокойно продолжать тренироваться. Но все время как-то так получалось, что я сам себя тренировал. Поэтому я сметал в книжных магазинах всю специальную литературу по теории и методике спортивной тренировки, не ограничиваясь только любимыми видами спорта. Естественно, основано все это было на личном интересе и меня никто специально не заставлял.

Продолжался у меня этот активный спортивный период жизни лет до 25-ти. Отсюда, вероятно, мой интерес к изучению различных методик тренировок.

Читайте также:
Эхо фестиваля Окинавафест-2018. О каратэ, учителях и детях

Повлиял ли этот интерес и мое спортивное прошлое на мое сегодняшнее отношение к тренировке? Конечно, повлиял, но здесь не совсем прямой перенос. Поскольку, если мы говорим о каратэ не как о спорте, а как о воинском искусстве, о Будо, о философской системе и образе жизни, как угодно называйте, и если мы не ставим задачу подготовки к соревнованиям, то опираясь на мой практический и теоретический опыт многие спортивные методы, которые я изучал и использовал тогда, определенно будут излишни. Излишни, во-первых, с точки зрения объема нагрузки, и что более важно, с точки зрения жесткости нагрузки. С точки зрения воздействия на организм, на опорно-двигательный аппарат, сердечно-сосудистую, дыхательную, нервную и другие физиологические системы.

Спорт, в особенности спорт высших достижений, это всегда попытка прыгнуть выше головы и работа на износ.

Период, когда спортсмен может реализовать себя, всегда ограничен. Этот период обычно находится в диапазоне от 15 до 20 лет суммарного стажа от начала занятий до ухода. За этот период спортсмену нужно успеть полностью реализовать свои потенциальные возможности, свои природные таланты, всем рекордам своим звонкие дать имена.

Эта особенность и определяет средства, которые приходится использовать, что для подхода к каратэ как к системе занятий в течение всей жизни, уже перебор.

Понятно, что в спорте человек изначально готов положить часть здоровья ради того, чтобы встать на высшую ступень пьедестала. Неопределенность эта, «а встану ли?» — именно она и заставляет прыгать выше головы и не думать о здоровье. Отсюда же и тема фармакологии. С одной стороны, у спортсмена есть желание стать первым, а с другой стороны, у него нет стопроцентной уверенности, что другие ничего не используют. Поэтому соблазн вступить на путь допинга очень велик. И как бы с допингом не боролись, все равно он был, есть и будет, и никуда от этого не денешься.

Естественно, если мы говорим о занятиях каратэ в течение всей жизни, то и методы тренировки, и сам подход к тренировке, не говоря уже об употреблении каких-то там препаратов, сомнительных с точки зрения здоровья, разительно отличаются.

Система боевых искусств как образа жизни подразумевает так называемый долгий путь, на котором стоит задача не только что-то приобрести, но и постараться не растерять то, что есть. Сохранить в балансе достижение целей, определенных мотивацией, отличающихся от мотивации спорта высших достижений, и не растерять при этом здоровье. Отсюда необходимость уметь сочетать традиционные методики тренировки с современными знаниями в области теории и методики физической культуры, анатомии, физиологии, и с особенностями образа жизни современного человека.

Я никогда не хотел быть преподавателем.

У меня изначально была специфическая ситуация, в том смысле что я никогда не хотел быть преподавателем. Я хотел заниматься сам, так сказать, «тихо починять свой примус». Мой наставник сэнсэй Арагаки, можно сказать, принудил вести занятия. В одной из поездок в Японию незадолго до отъезда домой он спросил меня: «Ты занятия ведешь?». Я ответил, что нет. Тогда он сказал: «Ты должен вести занятия, ты должен учить людей». Я говорю: «Не хочу я, хочу просто заниматься». Но сами знаете, сэнсэй умеет убедить. Он настаивает: «Ты должен!» Мягко так, но при этом четко понятно, что возражать бессмысленно.

Читайте также:
Каратэ, спорт и дети глазами эксперта. Вахтанг Шарадзе

Мне всегда очень нравился Арагаки-сэнсэй тем, что проявляя жесткость, он никогда не оставлял вопрос открытым и всегда пояснял почему. И когда он сказал «Ты должен!», после паузы он добавил «Тебе это нужно, чтобы расти самому». Время доказало, что он был прав, потому что показывая, объясняя и пытаясь донести что-то другим, решая неизбежно возникающие в процессе обучения вопросы, у тебя самого случаются вспышки понимания, моменты, когда хочется крикнуть «Эврика!».

После разговора с сэнсэем обстоятельства сами собой сложились так, что я не стал вести именно спортивную секцию и не стал работать с детьми.

В Художественном институте имени Сурикова у меня были знакомые студенты, которые обратились ко мне с просьбой начать вести для них занятия. Поскольку одним из преподавателей института был известный скульптор и мастер каратэ Александр Иулианович Рукавишников, он помог с залом, нам выделили время и с этого все и началось.

Специфика моих учеников в том, что у них изначально не было установок на выступления на соревнованиях. Все таки, люди творческие заточены совсем под другие цели. У них приоритеты другие – реализовать себя в творчестве – в живописи, в скульптуре, в графике. Поэтому, хотя занятия у нас проходили в обычном спортзале, атмосфера там больше напоминала классическое додзё, чем спортивную секцию. Получается, что исходя из целей аудитории, спортивные методы я практически не применял. Конечно, когда у ребят возникали вопросы и кто-то хотел дополнительно физподготовку подтянуть, мои знания специфических спортивных подходов и методик помогали направить их в нужное русло наиболее, на мой взгляд, эффективным путем. Но опять же,  я все равно старался ориентироваться на условно-щадящие методы, не требующие вырывания жил.

В спорте тренировочные методы, подходы и упражнения всегда можно грубо разделить на физиологические и целевые. То есть, мы можем давать нагрузку, опираясь на знание как управлять определенными физиологическими процессами в организме, чтобы подтянуть определенную функцию или систему организма. А можем натаскивать на результат. И организм будет сначала стремиться подтянуть себя до заданного уровня, а потом начнет загибаться. Во втором случае речь идет о форсированной подготовке, которая порой используется в тренировке молодежи или даже детей.

Фото: Сергей Саркисянц

Исторически в спорте у нас сложилась система, когда квалификация тренера и соответственно, его зарплата, поощрительные надбавки и прочие выгоды, зависят от подготовленных разрядников, от их количества и уровня, от того, на каких соревнованиях они побеждали.

Довольно типичная ситуация, когда тренер находит талантливого парня или девушку, и сразу же появляется соблазн быстренько натаскать спортсмена на результат. Чтобы они засверкали в свои юные годы, а тренер, соответственно, получил свои регалии, всех этих «заслуженных», все эти высшие и прочие категории, все надбавки к зарплате.  При этом сам спортсмен, повзрослев, скорее всего, уже не сможет прогрессировать дальше. Потому что у него уже сердечно-сосудистая система посажена, или его организм в целом просто истощен чрезмерными нагрузками. Адаптационные резервы исчерпаны и чтобы их восстановить, нужно делать большой перерыв. Возобновлять тренировки придется не совсем с нуля, но сделав большой шаг назад. Либо придется закончить карьеру.

Читайте также:
Каратэ, учителя и дети глазами эксперта. Игорь Горбунов

С учетом того, что период пребывания в активном спорте ограничен, случаи, когда молодой человек после перерыва начал снова тренироваться и дал хороший результат, скорее исключение из правил. Если из обоймы выпал, вернуться в нее практически невозможно. Потом правда, когда информации побольше стало, выяснилось, что история с злоупотреблением методикой форсированных нагрузок характерна не только для нас, это общемировая проблема.

Если говорить о возрасте в спорте, приведу один пример. Во времена Перестройки, когда все стали деньги экономить и высший спорт стал стране не нужен, были  приняты какие-то странные стандарты, что уже к 19 годам надо было выполнить Мастера спорта. Для многих видов это в принципе неправильно, потому что одно дело — плавание или гимнастика, другое дело — борьба или силовые виды. В определенных видах спортсмен должен дорасти, созреть, заматереть. Возьмем виды спорта на выносливость, марафонцев, например. Там возраст 19-20 лет — скорее исключение, чем правило. Действительно высокие результаты в этих видах люди в основном показывают ближе к 30 годам или даже 30+.

Проблема детского спорта еще в том, что тренер, работающий с детьми или молодежью, он своего рода временщик. Поработал восемь-десять лет, воспитал перспективного спортсмена — отдай другому тренеру. Советская система здесь далеко не одинока, она везде такая и в наши дни. Во всем мире практически нет таких видов, в которых тренер работал бы со спортсменом на протяжении всей его карьеры. И это понятно, потому что есть определенные возрастные особенности, и физиологические, и психологические, которые требуют специализации.

Но неизбежно возникает ситуация, что мои усилия, все те правильные вещи, которые я как тренер делал, станут фундаментом чужих побед. Спортсмен полностью раскроется и станет звездой в чьих-то других руках. И сливки с его достижений снимет другой тренер. Отсюда ревность, раздрай в чувствах, ощущение страха остаться без талантливого ученика и через него не реализовать себя. И порой случается, что тренеры начинают из-за собственных амбиций грешить форсированной тренировкой, чтобы успеть пока не отобрали.  Не все так поступают и не всегда, но случается.

Фото: Сергей Саркисянц

Беда некоторых тренеров еще и в том, что у них нет четкого понимания последствий применения тех или иных методов тренировки. В легкой атлетике и других видах спорта на выносливость применяется такой известный метод, как интервальная тренировка. Это когда нагрузка дается с короткими интервалами отдыха, на недовосстановление сердечной мышцы. В результате происходит рост сердечной мышцы, по аналогии с гипертрофией скелетных мышц в бодибилдинге, когда под воздействием нагрузки мышца забивается лактатом и прочими продуктами распада, возникает болевой эффект, раздражаются нервные окончания, происходит выброс гормонов и, как следствие, происходит рост массы.

Проблема в том, что гипертрофия сердца в долгосрочной перспективе идет во вред, сердце теряет свою работоспособность. В итоге после регулярного применения таких методик сначала происходит быстрый прирост результатов, а потом он резко останавливается. Спортсмен не способен дальше прогрессировать, он уже отработанный материал.

Подобные методы тренер зачастую использует даже не из желания выжать из несчастного юного спортсмена результат, а просто пребывая в полной уверенности, что всё правильно, успокаивая себя тем, что «великие» так тренируются и получают отличный результат. Но он упускает из вида, во-первых, , что у «великих» база серьезная, во-вторых, как «великие» дозируют такую нагрузку, и в третьих, что может быть у них остается всего несколько лет до конца карьеры, и они сознательно идут ва-банк, пытаясь выжать себя по максимуму. Если ориентироваться на «великих», не видя всей картины и применять подобные методики на тех, кто только начинает свою спортивную карьеру, то такое начало быстро превратится в конец.

Продолжение следует…