Интервью с психиатром А.В. Столяровым

0
366

Представляем читателям интервью с психиатром, наркологом, врачом-психотерапевтом А.В. Столяровым.

Наш разговор пойдет о том, как не попасться на удочку псевдонаучным и «любительским» направлениям психологии, когда и зачем нужно обращаться к психотерапевтам, почему в мире боевых искусств так много психокультов.

Приветствую! Начиная интервью с психологами, психотерапевтами, первое о чем я спрашиваю, как ориентироваться обывателю в обилии психологов и психологической литературе? Как не попасть на удочку откровенной «псевдонаучности» и «эзотерики»?

Ох и вопросы у вас для разогрева… Давайте начнем со второй части вопроса, про литературу: чтобы не попасться на удочку откровенной псевдонаучности и эзотерики, нужно не читать ни псевдонаучную литературу, ни эзотерическую. Так называемая «популярная психология» или психологическая литература для широкого круга читателей – в ту же копилку. Не читать. Вообще. Ни до обеда, ни после. И в книжных магазинах эти психолого-эзотерические стеллажи обходить стороной.

О том, как ориентироваться в обилии психологов, мне доводилось целый мануал писать в ЖЖ. Если речь идет о поиске специалиста для решения личных проблем, то при выборе психотерапевта надо искать специалиста с высшим медицинским образованием, человека, не уступающего вам по интеллектуально-культурному уровню развития, спокойного, уравновешенного, уверенного в себе. И при этом не опираться во мнении на анонимные отзывы неизвестных вам людей, внешнюю атрибутику и количество неофициальных (негосударственных) регалий и дипломов.

В среде психологов часто говорят «не так страшна психология, как те, кто ею увлекается». А если серьезно, кому и когда следует обращаться к психологам или психиатрам? В своей практике, скорее всего, вы сталкивались с клиентами или пациентами, которые не могут отказаться от собственных проблем, просто в силу нежелания продвигаться дальше.

Правильно говорят, в общем-то. Увлечение без конкретной цели, без точки приложения знаний, без понимания «что, куда, зачем и как», ради самого увлечения, ради моды или чувства особенности – оно, зачастую, приводит к таким вывертам психики и чудовищам, рожденным сном разума, что волосы во всех местах шевелятся.

К кому обращаться: к психологам, психотерапевтам или психиатрам – так будет точнее. Решение принимать все равно самому человеку, в зависимости от того, что ему конкретно нужно. Но если очень упростить, то психолог – это специалист в сфере диагностики психического состояния, который при работе помогает человеку адаптироваться к неблагоприятным внешним условиям. Выслушать, поддержать, посочувствовать – это сюда. Научиться понимать свои эмоции – тоже сюда. Не меняя принципиально ничего, получить порцию мягкости, доброжелательности, одобрения и тепла – это к психологу.

Психотерапевт – это специалист в сфере изменения психического состояния, помогающий, вместо приспособления к неблагоприятным условиям, изменить жизненную ситуацию для человека, для его интересов и на поставленную клиентом цель. Он гораздо менее мягкий и плюшевый по сравнению с психологом. Он может говорить неприятные вещи, задавать неудобные вопросы, поднимать темы, которые давно спрятаны в прошлом, и вообще заставлять думать, когда хочется платьишко, все бросить и на ручки. Изменить жизнь, изменить себя, свои эмоции, свое состояние, свое поведение, чтобы добиться других результатов, принципиально отличных от предыдущего, не устраивающего и не комфортного опыта – это к психотерапевту.

Уточню, что в РФ «психотерапевт» — это именно врач, получивший образование по специальности «психиатр» и дополнительное обучение на специальность «психотерапевт».  И если психолог называет себя «психотерапевтом», или усечено «терапевтом» или коучем или тренером или «помощником в сложных ситуациях» или любыми другими иными нерегулируемыми терминами – он все равно психолог, то есть смотрим пункт первый.

И психолог, и психотерапевт работают не медикаментозно. Если без препаратов не обойтись, если есть выраженная неврологическая или психопатологическая симптоматика – это к психиатру. При этом лучше всего, чтобы один специалист вел психотерапию, а второй – медикаментозную терапию. То есть не «вместо», а «вместе».

Идеальный вариант, когда все три специалиста работают в связке: психолог, врач-психотерапевт, психиатр – каждый занимается своей сферой. Примерно так и налажена работа в психиатрических больницах, кстати.

Обычным и условно психически здоровым людям стоит обращаться к психологам и психотерапевтам в том случае, если они (люди) сами чувствуют в этом потребность. И соответственно выбор свой делать на основании того, что именно нужно: получить поддержки и одобрения или изменить что-то в лучшую сторону принципиально.

Мне часто приходится писать для порталов и изданий, посвященных боевым искусствам. Я давно заметил такой парадокс – больше всего мифов и откровенной полуэзотерической практики именно в единоборствах, особенно поражает наличие «бесконтактных стилей». Адепты этих направлений, в буквальном смысле слова, находятся в зависимости от «тренера». Отчего в единоборствах там, где должен быть один критерий истинности – практика, так много полурелигиозных систем, откровенно неадекватных персонажей как со стороны занимающихся, так и со стороны «учителей»?

Неадекватных персонажей вообще много, тут не в самих единоборствах дело и я бы не сказал, что единоборства держат топ-1 по мифам. Психокульт с гуру во главе, с созависимостью и зависимостью, с тоталитарностью и деструктивностью, с промывкой мозгов и выворачиванием психики наизнанку – его можно устроить вокруг чего угодно. Вокруг единоборств, вокруг религиозных или мистических концепций, психологии, эзотерики, альтернативной медицины, псевдонауки, да хоть вокруг заваривания чая, без разницы. Но есть сферы, где это вызовет закономерный интерес правоохранительных органов или церкви или иной третьей стороны. Тут чем меньше регулирования взаимоотношений и чем меньше ответственности – тем больше умственно иных персонажей. В сфере единоборств, видимо, подобным фрикам существовать безопаснее и комфортнее, чем бодаться с официальной конфессией или государственными институтами. Вот и цветут буйным цветом.

Что же касается учеников, то тут проще. Людей с сильным характером, с сильной психикой, с развитым критическим мышлением, волевым компонентом – их статистически меньше. Просто потому, что это не врожденные качества, их надо тренировать и развивать. Аналогия со спортивной формой тут будет вполне уместна. И таких людей в психокульт и эзотерику крайне сложно заманить.

Слабых, ведомых людей, менее эмоционально устойчивых или неустойчивых вообще, без выраженного волевого компонента, с неразвитым или отсутствующим критическим мышлением – таких людей гораздо больше. И они будут легкой добычей для создателя психокульта, потому что их легче обмануть и увести за собой. Потому-что они многому верят на слово, не осмысляя услышанное и не пропуская через критику, пользуются эмоциональным и\или религиозным мышлением вместо условно «научного», потому что они не управляют своей жизнью сами и решения в своей жизни сами тоже принимают редко, больше доверяясь посторонним авторитетам. А тут такая замануха: бесконтактно набить лицо любым обидчикам, и стать крутым не прилагая усилий. Почти как «похудеть за неделю на 20 кг без упражнений и диет».

В среде поклонников единоборств частым является вопрос, как побороть неуверенность перед поединком, будь то улица или соревнования. На ваш взгляд, стоит ли вообще лишаться страха или волнения в данном случае? Не лукавят ли те, кто говорит, что перед поединком не испытывает волнения?

Лукавят, скорее всего. Человек, который не боится вообще – это, на мой взгляд, страшный человек, и находиться с ним рядом опасно. Отсутствие страха идет рука об руку с утратой адекватности, с неуравновешенным поведением, с неконтролируемостью и необдуманностью. Страх – значимая часть психики, необходимый ее инструмент, без него практически невозможно правильно рассчитать силы, оценить ситуацию, продумать действия. Важно не избавиться от страха – важно уметь с ним справляться, чтобы не страх управлял вами, а вы – страхом.

Пусть неуверенность перед решительным действием будет. Чем значимее событие – тем больше неуверенность и это нормально. Не стоит пытаться сделать так, чтобы ее не было совсем. Есть способы, но от них больше вреда, чем пользы. Бойся, но делай. Волнуйся, но, тем не менее, иди вперед. Пусть эти эмоции будут рядом, но не во главе. Если речь идет о единоборствах, как может победить противника в поединке человек, который перед этим не справился с собственным волнением и проиграл страху власть над собой?

Вокруг психологии множество слухов и домыслов. Психологов или психиатров любят причислять к неадекватным личностям, говорить об их проблемах и все прочее. Что это? Страх или же представители этого ремесла, зачастую, заслуживают такое отношение?

Вопрос с подвохом: или я сейчас осужу всех работников психологической сферы разом или же буду выгораживать тоже всех. А реальность намного сложнее.

Рынок психологических услуг практически не регулируется, качество подготовки тоже не особо контролируется, объем ежегодного выпуска психологов с дипломами – огромен. И хорошие специалисты и высококлассные и низкокачественные и откровенно неадекватные фрики – внешне они малоотличимы друг от друга для непрофессионального взгляда. Плохие психологи своей деятельностью компрометируют всю профессию в целом, включая психологов хороших. Плохих немало. Много неадекватных: тех, кто поверил в свою уникальность и особенность тех, кто одел плавки поверх штанов и играет в супермена тех, кто решил, что его концепция – единственно верная и пошел в крестовый поход…

Профессионально сообщество тоже не решает проблему до конца. Во-первых, потому что различные всемирные общества (о которых «мир» не всегда вообще знает) предвзяты, каждый в свою сторону и тоже конкурируют. Во-вторых, фрики так же могут сбиваются в кучки, организовывать школы и евразийские ассоциации, обвешиваться регалиями — и становятся малоотличимы на общем фоне. Супервизия… ну тут все зависит от личности самого супервизора. Если он – неадекватен, то и транслировать он своим ученикам будет аналогичное состояние как правильное. Поэтому, несмотря на стигматизацию профессии, многие «психологи» вполне заслуживают скептическое отношение к себе и к своей деятельности – таково моё мнение.

Как оставаться психологом и самому не сойти с ума? Вам приходится погружаться в серьезные проблемы.

А одно связано с другим напрямую? Редко кто из психотерапевтов работает с маньяками-садистами, знаете ли, от погружения в проблемы которых сразу должно наступать сумасшествие. У специалиста могут возникать сложности – но не от погружения в бездну ужаса, это все поэтические образы, не более. Психотерапия — тяжелая, утомляющая работа. Да, необходим регулярный качественный отдых, физическая нагрузка, достаточное количество здорового сна. Необходим здравый смысл, понимание собственных возможностей, чтобы не браться за работу, с которой не справишься. Необходимо ответственное отношение к работе, умение выстраивать границы, и контролировать их соблюдение за двоих – за себя и за клиента. Супервизия и личная терапия по необходимости. Ничего невозможного, в общем-то.

Сейчас в России популярны холотропные дыхания, семейные расстановки и семейные доски. Мне приходилось сталкиваться с подобной терапией, но она отдает, откровенным «шаманизмом», к тому же некоторые из участников таких тренингов жаловались на ухудшение своего состояния. Что вы думаете о подобных практиках?

Это «сейчас» уже лет 20 продолжается, минимум. А «холотропы» еще с начала 90х чудят со своим респираторным алкалозом, выдаваемым за трансцендентное взаимодействие с непознанным. Ваши сомнения насчет шаманизма не беспочвенны: тех же расстановщиков в мире психотерапевтами считают в основном только другие расстановщики – остальные коллеги по цеху относятся к ним крайне скептически, если говорить без мата.

Как правило, подобные методики основаны на том, чтобы вывести человека в состояние измененного сознания в надежде на получение некоего особого чувственного опыта, который в свою очередь должен магическим образом решить все проблемы. Результат: выведенная из равновесия психика и расшатанные эмоции делают человека практически беззащитным. Дальше как получится: кому-то повезет и все пройдет более менее гладко, кому-то – нет. И тогда будет, как вы выразились, «ухудшение состояния». Психолог, использующий такие техники, не понимает сути происходящего с клиентом, не контролирует процесс, не может предсказывать его развитие или прекратить, если что-то пойдет не так. Он только запускает расшатывание психики и надеется на лучшее. Мое личное отношение к подобным практикам – резко отрицательное.

На ваш взгляд, какое направление в современной психологии наиболее «научно»?

Когнитивно-бихевиоральная психотерапия.

Ваши пожелания читателям.

Думайте своей головой, верьте себе, не отступайте перед трудностями, не верьте на слово посторонним, принимайте самостоятельные решения и доводите их реализацию до конца. И берегите себя!

- Реклама -