Интервью с востоковедом А.В.Араповым о ценности званий в боевых искусствах

0
529

Сейчас существует огромное количество спортивных организаций и зачастую невозможно разобраться, кто действительно заслуженный мастер, а кто обычный шарлатан. Особенно остро данное безумие проявляется во всевозможных эзотерических и духовных сообществах, где никаких единых стандартов, определяющих уровень мастерства, существовать не может априори.

Чтобы внести хоть какую-то ясность в данный вопрос мы побеседовали с профессором востоковедом Александром Араповым.

Легко ли получить мастерскую степень по восточным единоборствам и создать собственную школу?

Здесь сразу надо уточнить: от какой организации получить степень? Без указания организации, присвоившей ученическую и мастерскую степень, сама по себе эта степень ни о чем не говорит. Старые и авторитетные организации, такие как Кодокан, Айкикай или Куккивон позориться не станут. Они дорожат своей репутацией, поэтому сертификат человеку, не знающему «где право, где лево» выдавать не будут.

Что касается открытия своей школы, то здесь опять же вопрос: эта школа является частью какой-либо федерации, и какой именно? Или это какой-то новый стиль, только что изобретенный? Если человек создает свой стиль, то он может присваивать себе в нем какой угодно дан, титул Гранд-Мастера и проводить «чемпионат мира» с пятью участниками. Никакой общепризнанной системы международного признания таких школ и их основателей не существует. Нет процедуры «защиты» своего стиля.

У нас в России есть еще некий советский стереотип, что если какие-то звания присваиваются, то существуют стандартные критерии, есть какой-то государственный контроль и т.д. В СССР без контроля со стороны государства ничего ведь не происходило. В сети можно видеть сертификаты признания в качестве основателя стиля, соке, гранд-мастера и т.д. Но организации, выдающие такие сертификаты, в большинстве случаев  создаются по принципу: «Ты меня уважаешь, я тебя уважаю, мы с тобой  — уважаемые люди».

Надо отметить, что случаи, когда название боевого искусства или стиля является зарегистрированной торговой маркой, крайне редки. Это значит, что юридически наименования каратэ, айкидо или джиу-джитсу может использовать кто угодно. Конечно, внутри конкретных сообществ боевых искусств отношение к использованию его названия разное. В БЖЖ, например, считается крайне неэтичным использовать этот термин, если человек не принадлежит к линии преемственности восходящей к клану Грэйси. Если человек заявляет, что у него черный пояс по БЖЖ, то факт его получения будут проверять.

Какая система оценок уровня спортсмена наиболее объективна, на ваш взгляд: разряды, титулы, звания или пояса, кю, гыпы, даны?

По поясам и данам можно сравнивать лишь внутри одной школы и только по критериям данной школы.

Делать какие-то выводы относительно представителей двух разных школ на основе их поясов — это все равно, что сравнивать вилку с бутылкой.

Судите сами, на один и тот же пояс в одной школе надо сдавать только формальные упражнения, в другой еще общефизическую подготовку, в третьей – спарринг (и спарринг может проводиться по очень разным правилам). Выражение типа «у него второй дан по карате» без указания, кто и в какой федерации его присвоил, не имеет какого-то реального смысла.

Российская (унаследованная от советской) система спортивных разрядов и званий более объективна. И надо отметить, что именно спортивные разряды и звания  являются юридически значимыми в РФ.   Эта система предполагает наличие побед на соревнованиях, проводимых по стандартным правилам. Это же можно сказать о принятых на Западе чемпионских титулах. Но здесь, конечно, тоже надо обращать внимание на то, что это за чемпионат, какая организация его проводила.

Возможно ли получить мастерскую степень, практически, ничем не занимаясь? Какие школы восточных единоборств и вообще боевых искусств наиболее охотно «раздают» пояса и даны?

Практически в каждом боевом искусстве есть несколько типов организаций.

  1. «Мэйнстримные» организации, основанные создателями данного БИ (или стиля) или при их непосредственном участии. Например, WTF (ныне WT), которая представляет Тхэквондо на Олимпийских играх. В них поддерживаются стандарты, установленные отцами-основателями. Можно вспомнить, что пояс непосредственно предшествующий черному (в разных БИ он разного цвета) означает, что его обладатель полностью овладел базовой техникой и даже может учить ей новичков. Обладатель первого дана – это уже хранитель традиции, образец для подражания. Даже если он сам и не является тренером  —  на него равняются,  с ним сверяются. В тхэквондо подчеркивается, что обладатель первого дана – это мудрый человек. Он не только владеет техникой (что само собой разумеется), но и  в любой ситуации умеет найти наилучшие средства для достижения наилучших целей.
    .
  2. Организации по каким-либо причинам отделившиеся от организаций первого типа. Во главе их могут стоять реальные крупные Мастера. Например, в БЖЖ Международная федерация бразильского джиу-джитсу (IBJJF) является «мэйнстримной» организацией, а JJGF, основанная Риксоном Грэйси, это, по нашей классификации, организация второго типа. В этих организациях реально учат БИ, но требования к ученикам могут быть не столь жесткими, и пройти аттестацию зачастую легче.
    .
  3. Фэйковые организации, созданные с целью продажи разнообразных степеней, званий и титулов. Вот здесь только плати деньги – и будешь мастером и гранд–мастером. Еще раз подчеркну, что такие есть в каждом БИ, и они часто на своих сайтах маскируются под «мэйнстримные» организации. Надо внимательно смотреть, когда и кем они основаны. Если на сайте вообще нет об этом информации, или она расплывчата и туманна, то это крайне подозрительно.

Почему азиаты так спешат вручить европейцам и американцам сертификаты с мастерскими степенями? Откуда пошел стереотип о невероятно сложных испытаниях для «белого» спортсмена в школах Японии или Китая?

Пошел этот стереотип из гонконгских боевиков. В реальности дело зачастую обстоит прямо противоположным образом. Небольшие школы ради престижа (у нас есть ученики на разных континентах!), а иногда и просто за бакшиш присваивают высокие степени иностранцам. Кроме меркантильных, бывают и такие соображения, как желание поддержать нового ученика, дать ему степень «на вырост», особенно учитывая, что возможности регулярно ездить в Китай или Японию у него может и не быть.

Можно ли получить статус монаха Шаолиня, йогина европейцу или американцу, при этом живя вполне мирской жизнью? Что для этого нужно?

Для этого нужно доехать до Шаолиня и покрутиться там некоторое время. Но, вообще надо, отметить, что…

статус монаха Шаолиня не предполагает какого-либо уровня владения боевыми искусствами.

Скажем больше, он сам по себе не предполагает, что монах вообще обязан заниматься ушу. А вот соблюдать монашеские обеты — обязан.

К обетам, установленным еще самим Гаутамой Буддой, относится, в частности, обязательное бритье головы и постоянное ношение монашеской одежды.  Кроме того, занятия любым мирским бизнесом и любая мирская работа противоречат Винае – своду монашеских правил. В  этом вопросе возможны исключения, но они не могут превращаться в правило.

Почему так легко дают монашество? Потому что с буддийской точки зрения, монашество — это не почетное звание, а отказ от всего мирского. Монашество не дает никаких прав, оно только возлагает на человека множество обязанностей. Монашество — это кратчайший путь к выходу из колеса Сансары. Если человек хочет быть монахом, то настоятелю монастыря может показаться неэтичным перекрывать ему этот путь. А как он будет соблюдать данные им обеты  — это вопрос его совести.

Почему некоторые школы каратэ, ушу, джиу-джитсу столь не критичны в вопросе присуждения данов и поясов? Возможно ли провести «ревизию», создать реестр званий и поясов? Или же это повлечет за собой крах многих известных нам школ единоборств?

К сожалению, для очень и очень многих школ, несмотря на все высокие слова о духовности и нравственном воспитании, на первом месте стоит вопрос зарабатывания денег. Это просто бизнес со всеми маркетинговыми и рекламными ходами, присущими любому бизнесу. Возможность поскорее получить высокий пояс и даже дан повышает привлекательность школы и дает возможность успешно конкурировать  с другими школами.

Основной вопрос в том, кто и  по каким критериям будет проводить ревизию. Дело в том, что это никому особо не нужно. Для «мэйнстримных» школ это не очень интересно, у них и без этого хватает дел, а для фэйков  — это было бы полным провалом, поэтому они не согласятся на каких-либо внешних ревизоров. Государственные органы в РФ контролируют присвоение разрядов и званий, это процесс отработан десятилетиями и проводится по единообразным правилам. В кю и гыпы Министерство спорта вряд ли будет углубляться.

Мы не справедливо отметили только восточные единоборства, а как обстоят дела с «системами спецназа», «бесконтактными» единоборствами? Получается, подобные направления представляют собой пример «отрицательного отбора»? то есть, чем безумней, тем его стиль более «спецназовский»?

Да, здесь, действительно царит настоящее безумие. Такие школы используют высокую репутацию спецназа и спезназовцев, к которой они не имеют никакого отношения. На чем была  основана сила советского спецназа? Прежде всего, на двух факторах:

  • У представителей спецназа была возможность выбирать лучших из числа призывников.
  • Было из кого выбирать – в Советском Союзе занятия различными видами спорта были весьма распространены.

Если рассматривать офицеров, то здесь играли роль те же факторы. Профессия военного в СССР была высокооплачиваемой и престижной. В военные училища был конкурс, и тоже было из кого выбирать. Понятно, что в псевдоспецназовской школе на гражданке, куда принимают за деньги всех желающих, эти факторы просто не могут иметь места.

Спецназовец, десантник или морской пехотинец был именно физически сильнее и выносливее солдата других войск. И при таком раскладе вообще не мог ставиться вопрос о том чтобы «слабый побеждал сильного». Вообще этот лозунг взят из учебников джиу-джитсу начала XX века. Тогда это боевое искусство завоевывало себе в Европе и Америке место под Солнцем, конкурируя с западными единоборствами (боксом и различными видами борьбы). Типичный образ представителя французской борьбы  — силач,  атлет. И пропагандисты джиу-джитсу решили играть от противного: «Тебе не ненужно прикладывать массу усилий, стремясь дойти до такой кондиции, мы дадим тебе приемы, с помощью которых  ты и в нынешнем своем состоянии одолеешь силача».

Тем более, никакого бесконтакта в спецназе не могло быть. Не вдаваясь в дискуссию о принципиальной возможности или невозможности бесконтакта, отметим, что  в традиционных школах, из которых взято само это понятие, путь к овладению такими навыками долгий  — через многочасовые и многолетние медитативные практики. У солдата просто нет времени и возможности все это выполнять (независимо от того, насколько это может быть эффективно). Солдатское ли это дело стоять столбом часами?

Как обстоят дела с такими, по сути, полуфольклорными направлениями, как нинд-дзюцу, некоторые стили ушу, «народные» боевые искусства?

Это, скорее, ролевые игры, чем реальные единоборства. В лучшем случае – полезная гимнастика и знакомство с культурой Востока. Но это только в лучшем.  В целом, в перечисленных тобой направлениях особенно много проходимцев и сумасшедших.

Как не попасть на занятия к откровенным профанам? Где грань, отличающая мастера от «комнатного сэнсэя»?

Может быть, это звучит несколько занудно, но у инструктора должно быть, как минимум, что-то одно из следующего:

А) спортивный разряд или звание;

Б) диплом тренера, выданный государственным учебным заведением.

Лучше, конечно, и то и другое.

Если речь идет о восточных единоборствах, то кроме того (ни в коем случае не заменяя вышеперечисленное!) должен быть сертификат крупной и авторитетной организации о присвоении первого дана. В каждом БИ таких международных организаций немного и они хорошо известны.

- Реклама -