Интервью о каратэ с шиханом Андреем Дорменко

0
703
Андрей Дорменко

Андрей Дорменко один из немногих, кто начал заниматься каратэ еще в далеком 1977 году, и кто до сих пор не только преподает, но и сам постоянно занимается и находится в поиске. К нему можно применить множество эпитетов «первый»: участник первого первенства Москвы по каратэдо в 1979 году; участник первого чемпионата СССР по Шотокан каратэдо в 1991 году; многочисленный победитель различных чемпионатов России и Европы… Всего и не перечислишь.

Познакомиться с ним «вживую» мне посчастливилось в Бергене, на гашуку организованном норвежским филиалом Japan Karate Association, в честь 25-летнего юбилея организации (о нем я уже не раз писал). Помимо совместных тренировок и экскурсии по Бергену я не упустил возможности задать шихану и множество интересующих меня вопросов. Собеседником, Андрей, оказался куда более интересным. Что в результате получилось из нашей беседы можете судить сами.

Я (справа), с шиханом Андреем Дорменко (7 дан) на гашуку JKA в Норвегии. Ноябрь 2011 г.

Здравствуйте Андрей. Большое спасибо, что согласились на интервью. Вы начали заниматься каратэ в далеком 1977 году, я тогда еще под стол ходил 🙂 Что послужило стимулом для начала занятий?

Я сказал бы, что случайность или стечение обстоятельств. Но, наверное, это не совсем так. Я активно тогда играл в баскетбол, у нас была хорошая команда. Но мне этого явно не хватало. Командные виды спорта вообще очень сложные и в них масса разочарований. Для меня. Я очень ответственно подходил к каждой тренировке, каждой игре, но команда это не всегда то к чему готов ты. Стоит одному человеку схалтурить или не выложиться на все сто – вся команда проиграет, несмотря на твои личные титанические усилия. Я уже стал уставать от этого и мне хотелось чего-то иного. И так случилось, что в разговоре со знакомой проскочила информация о карате – дескать, человека давно агитируют заниматься, но масса дел и нет времени… Я спросил: «а мне можно?».

Андрей Дорменко

На следующий день этот человек мне позвонил и сказал, что договорился о встрече. Помню первую тренировку я провёл в чём был – в джинсах и в рубашке – меня же никто не предупредил, что повезут сразу в зал. Странная атмосфера, немного непривычный характер тренировки, слегка насупленные и замкнутые люди во время тренировки и очень коммуникабельные и радушные после. Это было неожиданно и забавно. Но первое занятие мне – не понравилось! Чего-то там не было. Наверное, сухость и отсутствие эмоций. Возможно, поэтому я подсознательно в своей тренерской работе от этого стараюсь уйти и добавить «жизни» в свою преподавательскую работу – где сострить, где бросить обидную фразу про то, что человек делает. Но нужно знать – кому, когда и что сказать. Это зависит от самого человека, его возраста, его успехов в карате. Да много чего надо ещё учитывать. Главное – ни в коем случае не унижать или обижать человека.

Но я в тот момент столько денег заплатил за занятия вперёд, что я не смог просто так развернуться и уйти. И я пришёл на вторую тренировку, а через пять занятий или около того меня вдруг «зацепило». Может ещё и потому, что мы — трое новичков, присоединились к основной группе, которую уже вёл совсем другой инструктор – гораздо более умелый.

Ваш первый тренер, Владимир Бакаев верно? Где он изучал каратэ?

Я попал сначала в группу Николая Козлова – семпая. Он очень классно объяснял базовую технику. Очень доходчиво показывал. Сам он, безусловно, был лучшим в тот момент старшим учеником сенсея Бакаева. Сам сенсей пришёл в конце месяца и неожиданно отобрал меня в свою группу – наверное, сказалось то, что я был прекрасно растянут (до этого я самостоятельно практиковал йогу и вообще занимался и играл во что только можно)и был упорен в выполнении задач. Но уже следующий месяц я тренировался в так называемой «инструкторской группе». Бакаев был человек очень неординарный. Скрытный ужасно, но очень здорово разбирался в том, что преподавал. Он сам учился во Франции. Где-то около года длилась его командировка и он от фирмы, на которой автомобильный завод ЗИЛ получал оборудование, имел абонемент на любые занятия физической культуры. Он выбрал для себя карате.

Причём, занимаясь в Париже, он прошёл по разным секциям и клубам — посмотрел. Пообщался и остановился на карате шотокан сенсеев Доминика Валера и Рожера Пасши. Был он и у Хаберзетцера, у Плее, у Даниеля Дюбуа (тайджитсу). Но уровень тренировок ему понравился всё же у Пасши – тогда он имел пятый Дан. Но Бакаев был далеко не новичок в единоборствах – он до армии занимался самбо и был кандидатом в мастера спорта. Ну и как все дети послевоенного поколения – опыт уличных драк и разборок.

Но сам Бакаев редко когда говорил о себе и своей семье вообще. Практически никогда. В его тренерской деятельности ему, несомненно, помогали его связи, которые он неустанно расширял особенно за счёт занимающихся карате – как взрослых, так и детей. Он был прекрасным организатором, выдающимся администратором и дальновидным человеком. Именно поэтому, несмотря на то, что в период 1979 – 1983 годов у него была обширнейшая сеть секций в Москве он не попал под мельницу репрессий, которые обрушили карате в 1983 году, когда вышел печально известный закон о «запрещении преподавания карате в СССР без специального разрешения».

Владимир Васильевич Бакаев

Французская школа карате до сих пор остаётся одной из сильнейших в Мире и мне, конечно, повезло, что я учился у Бакаева. У него был первый Дан FFKAMA – французской федерации каратэ, дзюдо и совместных дисциплин. Где-то в 1985 году Бакаев активно тренировался и хотел сдавать на второй Дан. Но у него командировки не получилось, а просто так поехать – возможности тогда ещё не было. Он очень расстроился. Я помню, мы тогда занимались совсем малой группой – человек 12 всего. Он сдал прямо на глазах. Как-то по началу даже глаза потухли, двигаться перестал на тренировках – придёт, со мной позанимается, даст новую технику и уходит, а я уже — занимался с группой. Так год, полтора и тренировались.

Потом «оттепель» началась, кооперативы. Он пошёл в бизнес, открыл магазинчик, потом компанию и с 1988 года окончательно карате его перестало интересовать. Иногда потом встречались. Он знал о моих успехах. Я видел как он внутренне сожалеет об упущенных возможностях и ушедших временах. Кстати именно он был инициатором приезда в Москву Джуна Ри и ещё каких-то подобных товарищей. Он предлагал использовать эту возможность, но это уже было не интересно мне. И я знал, что всё, что связано с вложением денег и инвестированием и как следствие с получением отдачи от проекта – здесь Бакаеву не было равных. Это была настоящая «акула капитализма» и просто так из его системы уйти потом будет невозможно.

Каким было каратэ в то время (чем оно отличается от сегодняшнего)?

Карате был иным. Он было разным. Было и откровенно коммерческое карате. Деньги шальные, большие и лёгкие, как многим казалось. Они дурили головы и люди теряли ориентиры. Многие просто спивались или попадали под криминал.
А техника…. Бакаев показывал ПРАВИЛЬНЫЙ шотокан каратэдо. Я это сейчас прекрасно понимаю. Он один из немногих кто не попал под каток школы сэнэ Штрмина-Касьянова в Москве. Те просто откровенно принуждали клубы и секции к сотрудничеству с ними – либо тренируешь с нами и по нашей тематике – либо никак. Давили так, что народ просто уходил из карате. Навсегда. Но Бакаев сумел устоять и не имел с ними конфликтов, несмотря на то, что технически вёл собственную, независимую линию. Он проговаривался как-то иногда, что это злило Штурмина, но закрытость Бакаева и отсутствие информации о нём — сколько и где у него тренирует инструкторов, не давали шансов Штурмину хоть как-то надавить на ВВ.

Дорменко Андрей Владимирович

На первых турнирах выигрывали в основном те, кто имел раньше опыт занятий боксом или гимнастикой. Им проще было поднимать ноги или махать руками. Ведь техника участников была в большинстве собой доморощенной в прямом смысле слова. Учили карате по книжкам и трактовали нарисованное и прочитанное по своим представлениям. А у нас был хороший преподаватель. Да, он показывал доходчиво, но как и все тогда он «цедил» информацию. А программа была просто огромная. И это на кю.

Я помню что на тот же второй кю я сдавал один и экзамен длился полтора часа без остановки. Когда мы столкнулись с карате после запрета, оказалось что я освоил огромный объём техники, оставалось только подкорректировать некоторые моменты что не составило для меня особого труда. Имея хороший базис это было вполне реально. И я очень благодарен ему за это, за всю его возню с нами. И даже то, что на тех далёких турнирах я не очень успешно выступал, может это и хорошо – я искал причины поражений в себе, в своих недоработках.

А карате тогда было просто диким, как необъезженный жеребец. Народ скакал друг перед другом в неимоверных позах (стойками это назвать было сложно) и дрыгали ногами или махали руками по большей части не умея сокращать дистанцию и как-то перемещаться помимо прыжков и наскоков. Все старались стукнуть посильнее, чтобы снести противника. Это считалось особым шиком. А судьи вообще были очаровательны. В судьи шли те, кто не мог выступать. По большей части это были люди, которым карате было интересно. Но дальше жёлтого пояса они продвинуться не могли (либо физически не могли, либо, возраст. Либо техника была настолько корява и самобытна, что до выступлений их не допускали. Ну и судили они поединки по своим представлениям.

Удары никто не ставил, ногами все били плохо. Защит почти не было. Лупили просто встречные атаки, поэтому кто понахрапистее, понаглее или поувереннее – тот и добивался, если не победы, то, по крайней мере, гасил атакующий порыв оппонента. Как такой поединок можно было оценить? В общем, выигрывали те, кто пошустрее выбрасывали руку вперёд. Наверное, поэтому так мало видематериалов о том как проходили соревнования тогда и что там делали. Вероятно, просто стыдно. Ведь народ не глупый. Вот и рассказывают все о том «вот тогда было каратэ, а сейчас…».
Многие, тренировавшие тогда искренне верили в то, что они настоящие мастера. Смешно вспоминать как какие-нибудь четвёртые кю тренировали группы и их именовали сенсеями. Народ хотел сказки, чуда и им его предоставляли, за их же деньги.

Но стиливиков, настоящих – было единицы. Подавляющее большинство были самопальщиками. Имевшие кое-какую литературу на эту тему. В Москве например только с десяток человек действительно имели представления о стиле карате. Сюда не входили люди Штурмина, потому что их школа сэнэ была откровенным компилятом, замешанная на обрывках знаний самого Штурмина, опыта занятий Боксом Касьянова, советов Харлампиева и книжек по шотокан каратедо, поэтому техника какой либо действующей школы каратэ как таковая там отсутствовала. Сейчас бы это называли рукопашным боем.

Настоящее карате в Москве преподавали Сато сан – шиторю ситокай, Бакаев и Гульев – шотокан. Были ещё группы, но они не оставили после себя заметного следа и быстро распались. В Прибалтике были тренеры, которые поддерживали контакт с Финнами — те постоянно приезжали для совместных тренировок. Ленинградские и Прибалтийские тренеры были «в теме», хотя и там хватало псевдо-карате.

Как и где Вы встретили запрет на каратэ? Вы честно перестали заниматься и преподавать или прятались где-то все пять лет?

Сначала о запрете говорили. Пришёл ВВ и сказал, что Штурмин с его манией доминирования просто ошалел – написал письмо, в котором требовал запретить преподавать карате всем кому ни попадя и что надо давать особое разрешение на преподавание. Разумеется он считал, вернее предполагал, что именно он будет давать это разрешение. «Как бы это боком не вышло» — добавил ВВ. Между прочим, был период почти в полгода между тем, что запрет будет и тем моментом, когда он наступил. Сначала закрыли каратэ в профсоюзных обществах. Потом в Спартаке и других, а на закуску ликвидировали в ЦСКА и Динамо (одновременно). Последним турниром была матчевая встреча ЦСКА-Динамо в УСК «ЦСКА». Кое-кто уже выходил на поединки просто в спортивных костюмах, кто-то был вообще в тренировочных штанах с оттянутыми коленками. Вид участников говорил об упадке. Всё это было очень печально и грустно. ВСЕ знали, что это – конец! Конец официальной Федерации и крупным соревнованиям.

Но мы продолжали тренировки. Правда, меняли чаще зал. Бакаева не тронули, но он и не тренировал. Он регулярно приходил и собирал деньги. Тренировал я. Он объяснял новый материал мне, а я уже работал с группой. Где-то два года мы так протянули. Потом Я сам оброс группой. Точнее группа образовалась сама – через знакомых и друзей. Я тренировался семь дней в неделю. Именно тогда я организовал ещё и свой домашний спортзал у себя в квартире. Повесил мешок 50 кг на хитром устройстве и со специальным крепежом – чтобы соседи не слышали. И долбил эту грушу нещадно каждый день. Купил два больших зеркала – у меня появилась возможность контроля за самим собой. Это был отчаянно важный период моих занятий. С друзьями занимались на природе в лесопарках круглый год. Была даже традиция тренироваться 31 декабря и утром первого января в Парке «Лосиный остров».

Однажды с Володей Губиным пошли в зал к одному из продолжающих вести группу в спорткомплексе МАИ к нашему бывшему тренеру – Илье Будеру. Так в тот день эту группу «взяли» штурмом местный оперотряд и милиция. Они реально боялись, что каратисты окажут сопротивление. Блокировали два выхода. Перевес был численный на их стороне пятикратный. Ну ничего кроме объяснений с нас не взяли и через три часа распустили. А вот Илья Будер, который честно сказал, что он есть тренер – реально пострадал. Его выгнали с пятого курса дневного факультете МАИ и он восстановится смог только на вечерний с потерей курса. Вот так.

А потом как-то посвежело. В 1987 году стало попроще. Перестали пугаться каждой тени вокруг. В школе уже почти официально с залом договорились. Но всё равно официально это была секция ОФП. Я увеличил число занимающихся. В 1988 году мы уже работали в открытую (почти). Я набрал сначала две группы, а через месяц ещё две. Практически весь первый набор потом стал тренировать. Не все, конечно. Кто-то потом бросил в лихие девяностые, но часть и сейчас возглавляет свои уже федерации и клубы. Но, к сожалению, они как это обычно бывает, почти никогда стараются не указывать у кого они тренировались и получали базовую подготовку, кто подводил их к уровню первого-второго Дана. Отчасти я их понимаю. Но это просто глупо скрывать то чем они могли бы гордиться.

Так что запрет просто смёл всю шелуху из карате. Но не всю. Именно в эти годы возникли аферисты-пирамидчики, которые на интересе к карате гребли деньги лопатой. Тогда появилось «Каратебика» — её создатель знал только три ката Хейан и десятка два плохо идентифицируемых приёма. Но у него было столько занимающихся, что это казалось невероятным. Были разные «русбои» и «самбоуды». Народ придумывал целые системы на тех осколках знаний, которые успели «зацепить» бегая перед самым запретом из секции в секцию.

Кто был первым японским инструктором у которого Вам довелось заниматься?

Сенсеи Сасаки и Сетогучи

Первый инструктор японец с которым мы действительно занимались и тренировались были сенсей Сасаки 7 Дан и сенсей Сетогучи 7 Дан. Тогда они произвели фурор, на меня по крайней мере. Они приехали проводить семинар по шотокан каратэдо для Федерации Шотокан каратэдо СССР. Сетогучи был из JKA, Сасаки – имел собственную школу на Хоккайдо, да и сейчас её по-прежнему возглавляет. Он и сейчас ещё приезжает регулярно и проводит семинары. А вот Сетогучи я больше не видел. А жаль. Его вкрадчивая, мягкая, аккуратная манера и безукоризненная техника притягивала. Но это было — как свежая струя воздуха. Когда я на семинаре им сдавал на второй Дан я так старался, что чуть не умер на том экзамене от перенапряжения. Только на кендзё и дотянул.

Тяжело было физически – техника нужная ещё не подошла, осознание, что и как менять — уже было, но пришлось ехать на предыдущем базисе – не зря изнурял себя тренировками каждый день. Вытянул. После экзамена японцы отвели меня в сторону и ко всеобщему удивлению и удовольствию разобрали «на мне» ката Энпи. Довольно подробно. Все ходили вокруг и облизывались, снимали на видео.

Насколько сильно это изменило Ваше представление о каратэ? Ведь в те времена было лишь советское каратэ, далекое от идеала?

А советское карате было далеко не однородным и отнюдь не представляло из себя только школу сэнэ как сейчас пытаются представить её апологеты. Хороший шотокан был уже с 1978 года. Бакаев. Гульев, их ученики – они все держали марку не сливаясь с «централкой» ни в технике, ни в методике, ни в политике. И тот шотокан был вполне на уровне. Том уровне. Чтобы понять, о чём я говорю достаточно посмотреть семинар, который проводил в Париже в 1968 году Мастер Накаяма,или Итальянский семинар 1967 года – они сейчас есть в Интернете, и особенно на тех кто стоит в строю и делает кихон. Вот приблизительно в таком техническом ключе и представлял собой тогда шотокан.

Сейчас шотокан сильно изменился и, поверьте, в лучшую сторону. Он стал иным – не лучше и не хуже. Он стал более динамичным, стал сложнее по восприятию, атлетичнее. Его развили до слияния Боевого искусства с современными системами подготовки спортсменов высших достижений. Он стал более научным, наверное. Это превратилось в классическую, полную систему подготовки. Отстроилась, наконец методика, сформировались программы занятий и аттестаций. Шотокан стал «взрослым». Он прошёл в семидесятые годы становление. Он раньше других прошёл путь развития по которому позже пойдут другие направления карате. И пойдут теми же путями, неизбежно в точности повторяя этот самый путь.

Вы знаете, о чём больше всего ностальгируют те, кто занимался в семидесятые? О светлых годах увлечённости интересным делом, периоде своего молодого задора, о безвозвратно ушедшей молодости. Те, кто только в прошлом – никогда далеко не пройдут в будущее, те кто забудет о прошлом – до будущего не доберётся.

К тому же идеального карате нет и быть не может. Оно меняется, потому что меняемся и мы. Наше понимание или представление о понимании. Сейчас многие пытаются переделать историю, приукрасить свою роль и место в советском карате. Но эти попытки просто жалкие, рассчитанные на то, что те кто знает правду – уже не интересуется карате, а те кто остались в карате – «замазаны» в разных совместных полуаферистических проектах или неблаговидных поступках, что заставляет их как минимум молчать или скромно потупив глаза вяло кивать, когда их приглашают на разные передачи про прошлое советского карате.

Вы участвовали во многих чемпионатах по каратэ, включая первое первенство г. Москва, а также 1-й чемпионат СССР. Было ли там все как в фильмах про лихие 90-е с мафией и нечестной игрой?

О! Это целая история. Вы никогда не найдёте моей фамилии в участниках первой Москвы. Но я там был. Записан был другой. Но перед началом Чемпионата была отборочная комиссия и меня отправили вместо кого-то из наших «бойцов». Надо было продемонстрировать контроль ударов руками на напарнике и продемонстрировать удары ногами в голову. С этим были извечные проблемы у всех, но не у меня. Вот я и отдувался за двоих наших «спортсменов» которые вроде записаны в команду, но явно не готовы были к качественной работе – вместо них я старательно работал ногами и бил руками. Потом на соревнованиях нас всех всё равно «слили» судьи из сэнэ. Кого во втором, кого в третьем круге.

Дорменко Андрей Владимирович

Первая Москва была самой… честной, при всём нечестном судействе в одну сторону. Почти все тогдашние чемпионы были «вытянуты за уши» на первые места. Вторая «Москвы» прошла в «домашней дружеской атмосфере». Всё было разыграно как по нотам. Школа Штурмина выступала тремя командами по два состава. Причём одному из составов была поставлена чёткая задача – выбивать хороших бойцов из чужих команд. Именно выбивать. В прямом смысле. Они противника нокаутируют, самого его снимают за превышение контакта, но а дальше выходит в следующий круг нужный человек по сетке. Шансов пробиться в финал в такой обстановке не было никаких. Бакаев говорил, что к нему подбежал Штурмин и огорошил вопросом: «Володь, там ТОЛЬКО мои все в финал выходят, кто там у тебя близко к финалу подошёл и проиграл по очкам, быстренько, давай мне фамилии — мы их сейчас протащим на третьи места. А то как-то неудобно получается — МОИ ПЕРЕСТАРАЛИСЬ!».

Тогда была действительно странноватая система подсчёта очков. Если ты проиграл до истечения времени – у тебя 4 штрафных очка. У победителя – ноль очков. Выиграл по баллам по окончании основного времени – у проигравшего три штрафных очка, победителя – одно. Ничья – каждому по два штрафных очка. Соревновались до тех пор, пока ты не набирал восемь штрафных очков. Тогда ты выбываешь. В этой мешанине невозможно было уследить за людьми – кто, когда кому проиграл и можно было «протащить» любого на любое место. Главное. Чтобы твои люди были в секретариате. Чем нещадно пользовалась Центральная Школа Карате Штурмина. Потом пошла поговорка: «все соревнования делаются в секретариате».

Венгрия, чемпионат европы. Андрей Дорменко (крайний справа).

А вот Чемпионаты СССР по шотокан каратэ начали проводить только в 1990м году. И именно на них стали регулярно проводить соревнования и по кумитэ и по ката. Только на этих соревнованиях более менее стали применяться международные правила WUKO (теперь WKF).

Но не обходилось и без смеха. На первом Чемпионате в Одессе в ката выиграла местная девочка с …жёлтым поясом. Как это вышло — никто не понял, ведь были более сильные участницы. В командных ката ещё веселее было. Заявились только две команды. Соревнования проводить нельзя. Мы пошли и уговорили ребят из Нижнего Новгорода и Ташкента «слепить» по команде и дать нам выступить хотя бы – никто за результат понятно уже не бьётся. Команда из Севастополя грубо ошибается – на обратной дорожке в Мейкио ката центральный спортсмен делает проворот не в ту сторону. Это «0» баллов, очевидно. Но судьи после совещания (из пяти ТРОЕ – представляют Украину!, причём один из судей – их тренер) не моргнув глазом снимают за это всего пару десятых.

[embedyt] http://www.youtube.com/watch?v=WHdEZi52fQ4[/embedyt]

Выступает Москва. Выполняем всё чисто и гладко. Но в точку не выходим. Центральный спортсмен – Мусаев Садек, как человек опытный — сразу делает пять шагов назад – выходит на лицевую линию, ну мы, естественно, «уходим» с ним – не стоять же. Стоим на лицевой линии. Тут Боковой судья начал требовать, чтобы мы вернулись на места старта. Мусаев стал с ним ругаться, потом развернулся и вообще махнул нам чтобы уходили с площадки и сам уже пошёл. Пришлось и нам топать. Поскольку мы явно претендовали на первое место «Украина» нас и потребовала за эту выходку Мусаева дисквалифицировать. Что и произошло. В результате первой стала команда Севастополя, затем «кривая» команда из Нижнего Новгорода и мы с нулевым результатом — третьи. Мы потом хохотали всё время, когда вспоминали этот Чемпионат.

Чем отличались те чемпионаты от нынешних?

Качеством. И тем. Что теперь почти нет «тёмных лошадок». Очень показателен первый кубок Таллинна в мае 1979 года. Но это отдельная повесть. Там тоже всё не без курьёзов прошло.

Тогда всё было более эмоционально. Более восторженно. Сейчас это – одна из частей учебного процесса. Тогда любой чемпионат или турнир – были эпохальным событием. Сейчас мы, даже выигрывая Европейское первенство, не особо по этому поводу восторгаемся. Наверное, это – правильно. А в тот момент это было сродни полёту в космос.

Но в современных чемпионатах отсутствует кураж, отсутствует блеск в глазах. Соревнований сейчас проходит столько, что просто невозможно знать обо всех, не то, что участвовать. Людям всегда хочется праздника. И ожидание праздника, подготовка к нему, мечты о нём, порой, бывает интересней самого события. Так и с соревнованиями.

На Первом Первенстве Москвы народ работал политехнично – то есть применял довольно обширный арсенал приёмов. Там были и подкаты, попытки бросков, подсечки шикарные, полуакробатические удары, прыжковая техника. Было на что посмотреть. Потом всё стало более тривиально – гьяку тзуки, мае гери, маваши гери, плюс попытки ударов йоко гери с прыжком-подскоком вперёд – «а-ля Брюс Ли». Но при всём при этом интересен факт, что японский сенсей Сато, тогда четвёртый Дан Шиторю Ситокай, снял свою команду «Московского Государственного Университета» со второго дня соревнований Первенства Москвы из-за «слабого и предвзятого судейства несоответствующего международным правилам и стандартам каратэ» (это прямая цитата).

А «местечковые» Чемпионаты – это была сплошная «рубка», бои почти в контакт, поэтому вся техника была практически к карате не имеющая отношения. Ещё очень долго народ всерьёз считал что кумитэ – это одно, а кихон и ката – совсем иное, нужное только для экзамена на пояс.

Как пример подобного я всегда вспоминаю рассказ Володи Калимулина о первом его контакте с японским сенсеем. Ему позвонил приятель вечером и сказал что приезжает японский сенсей через два дня и готов провести семинар по карате шотокан. В тот момент все шотокановцы были в Нижнем Новгороде на семинаре Федерации шотокан каратэдо СССР который проводили Сасаки (7 Дан) и Сетогучи (7 Дан) – два японских сенсея приехавшие по приглашению Госкомспорта СССР.

Он позвонил своим друзьям с кем имел контакт и через «сарафанное радио» они набрали десятка два-три желающих. Там были разные люди, в основном выходцы из сэнэ. Пришли, переоделись, японец попросил показать как они тренируются. Народ размялся. Встал в пары и начали спарринговать. На 15й минуте японец спрашивает: «а когда вы тренировать карате будете?». Они в ответ: «Так вот же – карате это — спарринг! Мы и занимаемся только спаррингом и – всё» Японца чуть инфаркт не хватил. «А кихон, а ката?» — спрашивает он. «Так это всё в кумите применить нельзя. – был ответ, — вот мы его и не делаем. Вовсе». И начал японец с того, что поставил их в стойку дзенкуцу Дачи и начали они учить удар ои-тзуки. В общем семинар участникам… не очень понравился.. Но большинство потом, да и сейчас пытаются убедить народ, что именно они стояли у истоков шотокан JKA в России и СССР (это был 1992 год).

Сэнсэй Тэтсухико Асаи

Как и где Вы познакомились с сенсеем Асаи Тэтсухико?

В Венгрии на семинаре JKA. Я подробно об этом написал в своих заметках об Асаи. Во многом это тоже было делом случая. Семинар проводили сенсеи Асаи, Като и Кагава. Можете себе представить какой я испытал шок и потрясение от этого мероприятия? Три таких гранда каратэ одномоменто. Но вот тогда я понял суть и идею шотокан каратэ. Я понял, что недоставало для полной картины именно мне. Я понял, что иду правильным путём – в технике, методике, понимании. Всё стало более или менее ясно и понятно после этой встречи. Это было как взрыв, как прозрение. Переход количества занятий и тренировочных часов в качество. Я не ожидал чего-то сверхъестественного, но я это получил – мне стало ещё интересней заниматься. После этого я буквально преследовал Асаи сенсея по всему миру, участвуя в его семинарах где только возможно.

Андрей Дорменко и Тэтсухико Асаи

Чем он Вас покорил?

Открытостью. Простотой сложных вещей, доступностью и одержимостью каратэ. Феноменальной техникой и потрясающей эффективностью. Я вообще считаю, что в карате было два гениальных мастера, две личности, которые создали новое Боевое Искусство или дали идею как это сделать. Я имею в виду Мастера Итосу Анко и Мастера Асаи Тетсухико. Только они создатели, творцы, генераторы, остальные – либо просто хорошие учителя либо хорошие менеджеры, что тоже делает их не менее значимыми личностями.

Фигуры Накаяма сенсея и конечно Фунакоши сенсея – безусловно, знаковые. Но их главная заслуга именно в продвижении карате как такового, а не революционных изменениях его сути. Когда Асаи сенсей начинал показывать новые принципы и ката – это было сначала осторожно и понемногу. Как раз это совпало с нашими первыми контактами с ним. А затем – после 2000 года пошёл просто навал технических и методологических идей. В 1996 году вышла видео кассета, где Асаи сенсей демонстрирует ката шотокан и ката Асаи каратэ.

Сейчас куски этого материала лежат на видеосерверах в открытом доступе. Но в конце девяностых это был абсолютно эксклюзивный материал. До 2002 года Асаи сенсей вообще запрещал снимать ката Асаи каратэ на видео. Он поворачивался к камере и говорил: «Стоп! Это прошу не снимать!» Именно поэтому все имеющиеся записи тех лет сделаны фактически без разрешения – на свой страх и риск, с дальней дистанции, возможно с неудобного ракурса. Да и впоследствии те же ката Джунро, например, претерпели своего рода тюнинг – они несколько изменились в период 97-98 годов. Но это – всего лишь попытки Асаи сенсея улучшить их, углубить их значение.

Сейчас Джунро ката опять меняются. К сожалению, инструктора JKS во главе с Кагавой сенсеем исказили техническую линию Асаи сенсея в этих ката. Они сделали их больше шотокановскими, в результате чего эти ката потеряли в достоверности, ушли от техники и принципов Асаи каратэ, трансформировались во что-то другое. Я хорошо помню интонацию укоризны и горечи, когда Асаи сенсей в присутствии меня и сенсея Йоргена вдруг обратился к Като и сказал по-английски, вероятно чтобы мы это приняли к сведению : «Я бы очень хотел, сенсей Като, чтобы вы не вносили свои изменения и интерпретации в мои ката». Это было в Швеции в 2001 году.

Сэнсэй Тэтсухико Асаи

Уделял ли Асаи особое внимание России в своих поездках (если да, то какое именно, чем отличались его тренировки)? Какие у Вас были с ним отношения?

Асаи сенсей был очень одиноким человеком. Эта замкнутость и вынужденная изоляция тяготили его, особенно в последние годы. И я оказался как раз тем человеком в обществе которого Асаи сенсей позволял себе расслабиться и высказать мне всё это. Он выплёскивал внутренние обиды, он эмоционально отдыхал в Москве, вероятно именно поэтому он любил приезжать в Москву.

А потом, ему явно нравился уровень участников семинаров в Москве. Мы специально «не разгоняли» такие семинары до большого числа участников и старались максимально ограничить участников младшего возраста именно для того, чтобы отдача семинаров с этим Мега Мастером Будо была максимальной.

Асаи сенсей и так всегда заряжен на работу в Додзе, а, видя перед собой сто – сто двадцать черных поясов с азартом работающих и ловящих каждое слово каждый жест сенсея, распалялся ещё больше и он работал ещё интенсивнее. В ноябре 2005 года он решил всех удивить и показал два новых ката – «Дзё кё ниссе» и «Дзё кё сансе». Надо было видеть его удивление, когда после всего трёх повторений этого ката он вызвал Серёжу Лозового показать этот ката — ну то, что он из этого запомнил, а Сергей сделал его полностью, да ещё с такой скоростью и техникой, словно тренировал его лет шесть каждый день. Асаи был безмерно удивлён. Он все повторял: «Это просто невозможно! Этого не может быть!» В России – может.

Андрей Дорменко и Тэтсухико Асаи

Каждый раз, когда сенсей проводил аттестацию он экзамен предварял в Москве фразой: «Я здесь только наблюдатель. А экзаменатор – сенсей Дорменко. Он – шеф-инструктор в России и только он может принимать экзамены на Дан. Вот когда вы захотите сдавать на пятый или шестой Дан – тогда Я вас буду экзаменовать. А сейчас я только помогаю вашему сенсею!» В 2000 году я спросил сенсея Асаи – как мне быть в связи с роспуском JKA, в какую организацию мне вступать – IJKA или JKS. Он помедлил пару секунд и сказал: «Лучше IJKA». Поэтому мы ежегодно подтверждали членство в этой организации. А в 2003м я снова спросил мастера: «Может нам надо и в JKS оформить членство?» На что последовал ответ: «Это было бы хорошо». И мы стали платить членские взносы ещё и в JKS каждый год, получая сертификат генерального представителя JKS в России.

Тэтсухико Асаи и Андрей Дорменко

В Москве он давал больше материала, чем в Европе. У меня вообще сложилось впечатление, что он прокатывал на нас то, что потом весь год показывал в других странах в той или иной части нашего семинара, московского. Когда мы ездили на семинары в другие страны и видели как лениво и тяжело народ там воспринимает технику Асаи каратэ, мы сначала удивлялись. Нас это шокировало. Но потом мы поняли, что это не нежелание учиться новому, а невозможность воспринять неведомое, отсутствие концентрации, внимания на предлагаемой технике. Потому что, как правило, если человек не может физически это воспроизвести – не хватает базовой технической и физической подготовки – он теряет интерес к этому и отбрасывает как ненужное, невозможное, искусственное. «Да, прикольно, но не более того». Понимание происходящего на семинарах Асаи, умение «подключиться» к технике и технологии Асаи сенсея, понять что он хочет показать и чему научить – это тяжёлая работа с которой большинство не справилось. К сожалению.

Даже японцы не понимали всей сути изменений, которые проводил в шотокан каратэдо Мастер Асаи. Тот же Кагава сенсей категорически отказывался учить новые ката. Буквально саботировал это. Он никак не мог их запомнить. Или не хотел. Асаи это видел и всё больше отдалялся от Хомбу Додзё JKS в котором безраздельно господствовал дух Кагавы сенсея последние пять лет. Это действительно было проблемой для Асаи сенсея. И он об этом говорил мне. Его лучше понимала Европа, чем японцы. Понимали, что надо. Поэтому он и стремился нас научить, показать нам всё больше и больше, словно назначал нас своими душеприказчиками на случай своей кончины. К сожалению…

Как Вы относитесь к многочисленным ката созданным сенсеем Асаи (чему они могут научить чего нет в стандартных ката)?

Они – не так многочисленны как кажется. Он постоянно говорил, что не создавал эти ката. Он их воссоздал из старых источников из старых ката. Именно поэтому у них есть специальный термин Коте Ката.

Их уникальность – в их сбалансированности, эффективности и многофункциональности. Он же не просто создавал ката, он делал серии ката. Группы. По сложности это техника высочайшего класса. Не имея понятия о специфики Асаи карате невозможно правильно выполнять ката Асаи каратэ.

По сравнению с ними классические ката шотокан каратэдо – видятся простенькими, хотя они действительно сложны и интересны. Асаи комплексно подходил к каждому ката или их группе. Они органичны и разнообразны и в целом дают вам огромный багаж дополнительной техники и возможностей. Каждый ката не похож на другой. Нет, техника похожа, конечно. Но идеология в каждом ката — своя. Это не просто наборы приёмов. Это – каратэ будущего. Карате 21 века. Ведь за что критикуют шотокан каратэдо. За длительность, сложность обучения. За низкие стойки якобы не эффективные в «реальном» бою, за академизм и неприятие новшеств.

Асаи прекрасный боец. Это не подлежит сомнению. Он проводил реальные поединки и это – достояние истории, часть его биографии. Он всегда говорил о бое, поединке, даже выполняя ката. А ката Асаи – это постоянный бой. Там даже глубоко особо копать то не надо как например в тех же Хейан ката, которые не работают без знания «ключей» к их секретам. В Коте ката Асаи все техники применимы сразу. И главное – в классических ката нет ряда техник и перемещений, которые есть в тренировочном процессе сейчас почти у всех – скоростные перемещения, переходы и удары с вращением и многое другое. Когда создавали классические ката – материала в них применяемого было более чем достаточно. Сейчас технология каратэ добавила множество приёмов и интегрировать их в систему Асаи сенсей решил именно через «новые ката».

Тэтсухико Асаи

Всё развивается, и те же бункаи классических ката в том числе. Вы посмотрите: с позиций IJKA бункаи общепринятые в большинстве организаций шотокан – это оторванные от реальности странные приёмы, зачастую идущие в противоречие с логикой самого ката. Вопрос не в том чтобы ката приспособить к бою, а понять, почувствовать, осознать, что ката это и есть бой. И не нужны никакие «переходные формы», специальные дополнительные приёмы и объяснения.

Какую цель преследовал Асаи создавая дву организации: JKS и IJKA?

Первоначально – примирить различные враждующие фракции внутри JKA. Уже был раскол – часть инструкторов была исключена из рядов JKA в 1990м году. Это – известная история. Я писал об этом. ОБ этом писал и британский журнал «Shotokan Karate Magazine». К тому же, как говорил сам Асаи сенсей, ему надоело платить разорительные бестолковые судебные издержки, которые его организация была вынуждена платить, поскольку суд Японии удовлетворял иски исключённой фракции бывших инструкторов JKA и обязывал Асаи сенсея восстановить исключённых в составе своей организации. Они исполняли решение суда – включали в состав JKA Сугиуру, Мори, Эноеду, Оказаки и других и тут же исключали их снова.

Несколько позже сам Асаи сенсей говорил мне, что JKS это внутрияпонская организация – преемник JKA, а для международного использования и деятельности как раз им и создавалась организация IJKA – International Japan Karatedo Association. В IJKA входили – страны, в том числе от Японии в неё на равных правах со всеми другими входила JKS под его руководством, входили организации из Европы, Америки. Но я считаю, что IJKA это — именно организация людей, изучающих каратэ Асаи сенсея «Асаи Каратэ».

Как Вы познакомились с сенсеем Като Садашиге?

Като Садашиге

Тогда же когда и с Асаи сенсеем – на семинаре в Венгрии в 1993-94м. Он очень динамично вёл тренировки. Мы начинали активно ездить в те годы. А я ездил очень много по разным семинарам. Но Като сенсей – настоящий гений в шотокан каратэдо. Мастер безумно интересный. Его карате не плоское и прямолинейное, а сложное, многокомпонентное и объёмное. Здесь с наскока не получится, здесь – думать надо. Но зато результат – потрясающий. Като всегда говорил про Асаи сенсея что он – Мастер Б
удо, он преподаёт уже не шотокан, а нечто большее, то, что есть Martial Arts Karate. А вот научится шотокан каратэдо хорошему, качественному — Асаи всегда говорил – «это к Като сенсею, он научит».

Вот так они и преподавали вдвоём лет десять. Это был «золотой тандем». Их семинары были очень интересными. Потрясающе информативны. Таких мастеров, которые хотя бы близко стояли бы по уровню – просто не было и нет сейчас. Жаль, что они разошлись в конце жизни Асаи сенсея — года за два до его смерти.

Асаи и Като являются мастерами способными творить! Создавать новые методики и полностью изменять взгляд человека на боевое искусство. На такое способны единицы, т.к. каратэ со времен Накаямы (50-60 гг) практически не изменялось. В чем, как Вам кажется, их секрет? Как так получилось, что две такие личности уживались в рамках одной организации?

Като Садашиге

Профессионализм, качество и умение думать, творить в рамках школы, добавлять, улучшать мыслить перспективно. Накаяма был носитель традиций. Но и он постоянно хотел что-то добавить, расширить границы узкого понимания шотокан каратэ. Именно поэтому на семинарах он вводил много дополнительной техники, которая вроде как бесполезна на спортивных соревнованиях – круговые удары, двойные удары, сложные техники ног и блоки разными частями руки. Больше всё же попыток внедрения новых методик и изменения понимания и концепции боя предпринимали японские мастера JKA жившие вне пределов Японии. Это почти закономерно – они должны были конкурировать на «чужой территории» с европейскими и американскими очень квалифицированными сенсеями и превосходить их во всём. По всем статьям. Поэтому они искали. Придумывали, подсматривали интересные моменты, техники упражнения и не только друг у друга, а также и у своих подопечных-конкурентов.

Асаи сенсей понимал, что развивать систему можно только новыми, свежими идеями и он не боялся прокладывать новые пути. Като сенсей в свою очередь не боялся постоянно учиться у Асаи сенсея, у него не было присущего большинству высших Данов японцев снобизма и самознайства. Он знал, что он никогда не будет конкурировать с Асаи на официальных должностях и Асаи это знал, поэтому не боялся выдвигать и рекламировать Като сенсея, не боялся учить его, он его не опасался. Это важно знать, потому что Асаи приходилось постоянно отражать атаки на свой пост других старших Данов JKA. Видимо эта внутренняя борьба шла постоянно и каждый из старших инструкторов JKA потенциально примеривал на себя должность шеф-инструктора. Наверное, конфликт в 90м году произошёл также и из-за подобных заблуждений.

Мастер Асаи создал новую генерацию каратэ. Он сделал Мастерство достоянием любого человека: есть способ, методика, принципы и техника – подходи, бери и становись мастером. И не японцы в том числе. Это важно. Для Асаи то, что ты не японец – не имело никакого значения. Главное что он ценил – это приверженность к Будо, Шотокан Будо, к шотокан каратэ, каратэдо.

Тэтсухико Асаи и Садашиге Като. Обсуждение техники каратэ происходило буквально везде,
будь то спортзал или гостиничный номер…

К сожалению сенсей Асаи слишком рано ушел из жизни. Как Вы думаете, что было в его планах? Что он не успел рассказать миру? Делился ли он с Вами своими планами?

Като сенсей однажды сказал: «Если бы Асаи сенсей прожил ещё лет 10 – он бы перевернул карате, кардинально его изменил бы!» Это — правда!

И дело не в его ката, Ката Асаи каратэ, которые по сути своей являются истинным шедевром, а именно в изменении принципа подготовки и принципа боя. Удар наносит всё тело, а конечность – лишь её проводник. Умение включать тело многократно усиливает удар. Удар наносится ЛЮБОЙ частью тела, если ты можешь им владеть. Ката Асаи каратэ – это всего лишь способ владеть телом. Как этого добиться. Как это сделать не на словах а – практически. В этом и заключается его переосмысление техники. Нет, её как таковую никто и не меняет, меняется механизмы запуска. Сопровождения и передачи энергии удара или блока. Скорость увеличивается. А энергия — растёт в квадратичной зависимости. Вы понимаете – это же иной принцип выполнения всего. Это иные мозги. Это революция, осознать которую трудно, но можно. Небольшие фрагменты Асаи карате можно встретить и у других сенсеев, которые работали с Мастером Асаи – те же уракены Яхара сенсея или принципы кимэ у Абе сенсея.

Асаи сенсей говорил, что каждый ката его системы направлен на отработку конкретных моментов. Узловых техник, специфических принципов движения и действий. Его ката более совершенны чем классические. Они – прагматично эффективны и применять их проще, надёжнее и эффект сильнее.

Андрей Дорменко (второй слева), Садашиге Като (третий слева) и Бруно Коллер (справа).
Венгрия 98 год.

Есть ли у Вас в запасе какая-нибудь любопытная история с участием Асаи или Като?

Однажды Асаи сенсей рассказал, как он на Тайване играл с одним из мафиози в «русскую рулетку». Это было реально и опасно. В револьвер зарядили один патрон, крутанули Барабан. Сначала к своему виску приставил оппонент Асаи сенсея, нажал на курок – выстрела нет. Затем Асаи сенсей проделал то же самое, положил револьвер на стол. Оппонент Асаи сенсея опять приставил дуло к виску и нажал на курок. Асаи сенсей спокойно взял револьвер и тоже спустил курок — выстрела нет. Мафиози не стал далее испытывать судьбу и отказался продолжать, встал из-за стола поклонился и — они навсегда перестали досаждать Асаи сенсею своими претензиями на его часть доходов от преподавания. Никогда больше Асаи сенсей не имел с ними контактов. Более того, при имени Асаи после этого ему стали открыты практически все двери, его безмерно стали уважать и бояться.

А Като сенсей однажды, будучи в Эмиратах шёл по фойе гостиницы и кто-то из охраны положил ему на плечо сзади руку. Ну, в общем, рука бедолаги охранника сразу почему-то сломалась… Дальше полиция, участок, истерика устроителя, который был в ужасе, но через три часа Като сенсея освободили.

Есть такой афоризм: “Теория без практики бесполезна, практика без теории – слепа!” Многие счтиают, что любые знания неподкрепленные практическим опытом становятся бесполезным грузом. Как по Вашему мнению стоит воспринимать эти слова в контексте каратэ и всех боевых искусств?

Шихан Андрей Дорменко (8 дан)

Бесполезных знаний – не бывает. Я убедился в этом на собственном опыте. Я ведь на протяжении большей части своей жизни непрерывно учусь – в прямом смысле. Сначала, естественно, школа, потом Технический Университет и получение диплома инженера конструктора Радиоэлектронных систем, потом обучение на специализированных государственных курсах подготовке тренерского состава, получение тренерской квалификации в Российской Государственной Академии Физической Культуры по Дзюдо и свидетельства на право преподавания этой дисциплины. Затем Спортивная Психология в Санкт-петербургском Университете, Повышение квалификации по карате и получение диплома тренера-преподавателя в РГУФКе. Ни один этап не прошёл без того, чтобы я эти знания не употребил в своих занятиях.

Но, несомненно одно – надо как-то пытаться «привязывать» наработанное в зале, к реальности. Всё пробуется, всё проверяется, всё тестируется. Ведь японцы придумали соревнования и активно их продолжают продвигать не только для более понятного восприятия Европейцами и американцами каратэ. Это далеко не самая плохая возможность определить чему же ты всё же научился и что же ты можешь. Да, есть элемент условности, наличие судейства делает этот процесс более мягким и не таким тотальным. Но я уверен, что участвовать в соревнованиях периодически надо всем – только так вы можете поддерживать связь между тем, что вы из себя представляете, и тем, кем вы себя ощущаете. Не пойдёте же вы драться тёмным вечером на улицу? Это — по меньшей мере было бы глупо да и не нужно.

Что бы Вы хотели сказать поклонникам каратэ напоследок?

Ничего нет более интересного чем тренировки каратэ. Это стоящее дело. Это то, что однажды спасёт вас. Спасёт ваше эмоциональное и психическое состояние. Потому что все занятия каратэ – это постоянная работа над собой, тренировка воли, характера. Они учат «таймингу» — чувству момента. А это даже в бизнесе более чем важно. Умение правильно оценить ситуацию. Использовать её в своих интересах, победить умением, а не грубым напором. Победа должна быть элегантной, техничной, тогда она доставит удовольствие от действа. И главное – не спешить, не торопиться и не искать «таблетки счастья». Всё придёт вовремя. Всё случится.

Андрей Дорменко (7 дан) на гашуку JKA в Норвегии. Ноябрь 2011 г.

Если бы не моя настойчивость и вечный поиск, я как каратист вряд ли бы состоялся. А ещё надо желать бОльшего. Не ждать, не пенять на обстоятельства, а прилагать усилия. Когда мы только начинали заниматься, я как-то сказал своему коллеге по группе Гене Ерофееву, который только что вновь выиграл очередные соревнования: «Я точно знаю, что доживу до 100 лет и буду пятым Данном» Он — аж присел! «Ну до ста лет – это ещё можно, а вот пятым данном – исключено» — безапелляционно сказал он. «Посмотрим» — ответил я. Сейчас через 30 с лишним лет осталось подождать ещё всего каких-то 49 лет, чтобы узнать про 100 лет, а план по Данам — я уже давно перевыполнил! Да и в этом ли дело? Главное в вашем стремлении. А всё остальное – обязательно будет.

Спасибо большое, Андрей, за Ваше терпение 🙂 Желаю Вам дальнейших успехов в тренерской деятельности и постижении пути каратэ! ОСС!!

Узнать подробности о школе Шихана Дорменко можно на сайтах shotokan.pro и karaterus.ru

- Реклама -